Татьяна РУДЕНКО 0 199

Бремя быть свободным. Философ - о природе человека, религии и семье

Люди по-прежнему размышляют о границах своих возможностей.

 Людей беспокоит неприкаянность и беззащитность.
Людей беспокоит неприкаянность и беззащитность. © / Ирина Якунина / АиФ

В погоне за обеспечением сиюминутных нужд мы забываем остановиться и подумать о вечном. Но есть люди, для которых поиск ответов на основополагающие вопросы бытия – профессиональная деятельность. Чтобы увидеть некоторые актуальные темы в более широком историческом и философском ракурсе, корреспондент «АиФ-Красноярск» поговорил с Валерием Минеевым, профессором КГПУ, доктором философских наук.

Не надо проверять человека

Татьяна Руденко, корреспондент «АиФ-Красноярск»: Один из вечных вопросов - о природе человека. Величайшие умы веками бьются над ним, но однозначного ответа нет. Интересно, что скажет о ней философ в наше время, когда больших успехов добиваются генетика, психология, информатика?

Валерий Минеев: Задача философии - ставить вопросы, а не давать ответы, причём правильно и вовремя. Когда мы о чём-то спрашиваем, мы не всегда понимаем, что беспокоит нас на самом деле. А философ призван помочь осознать подлинный смысл вопроса, связать его с нашими глубинными заботами. Почему наши современники, подобно авторам прошлых веков, так много рассуждают о природе человека? Их волнует вполне практическая проблема: в чём я свободен? Природа человека - это то, что я не в силах изменить. Могу выбрать религию, культуру, а природу - нет. Человек, возможно, искал оправдание каким-то своим действиям и… нашёл его: «Природа наша животная, агрессивная, поэтому конфликты неизбежны». Или: «Одни природой назначены господствовать, другие - подчиняться».

В XX веке было найдено много новых, интересных подходов. Что если природа человека как раз и заключается в свободе выбора? Тогда и сама разумность, и труд, и многое другое - всё оказывается лишь проявлением способности быть свободным. Совершая поступок, человек взвешивает последствия, рассуждает, выбирает, то есть свобода без разума невозможна.

- Меняются ли люди к лучшему в исторической перспективе?

- Технический и социальный прогресс, конечно, налицо, а вот в области нравственности достижения не столь очевидны. Об этом ещё римляне писали. Тысячи лет назад мораль осуж­дала предательство, воровство, лживость, тем не менее названные явления распространены и сегодня. Нравы смягчаются, но медленно. Да, наблюдается тенденция отказа от смертной казни. Осуждается ксенофобия. Возможно, люди становятся гуманнее прежде всего потому, что условия жизни теперь более комфортны. Сегодня большинство народов не стоит перед столь острыми вызовами, как тысячу лет назад. Но нет серьёзных оснований для уверенности, что за прошедшие века люди стали добрее. Вообще, дело ведь не в том, чтобы выяснить, плохой человек или хороший, а в том, чтобы он прожил жизнь, так и не столкнувшись с необходимостью это выяснять. Просто не нужно ни отдельным людям, ни целым народам создавать критических, «проверочных» ситуаций. Мне так думается.

Кому нужен патриархат?

- Говоря о природе человека, нельзя не вспомнить о формах естественного и культурного воспроизводства - о семье, школе, церкви. Долгое время господствовала патриархальная модель семьи. В современном мире такой определённости нет. Мы видим разные модели - гостевую семью, открытый брак и так далее. Что происходит?

Современная молодёжь не спешит идти в ЗАГС.
Современная молодёжь не спешит идти в ЗАГС. Фото: АиФ/ Фото: Анатолий Белоногов

- Прежде всего заметил бы, что «традиционные ценности» отнюдь не так «понятны», как может показаться на первый взгляд. Может быть, потому их состав и не афишируют, что традиций много и они часто взаимоисключающие. История, как и само время, несёт нас только вперёд, независимо от нашего желания. Некоторые призывают сохранять традиционную патриархальную семью. А дальше-то что? Консерваторы встали на защиту традиций, либералы заняли очень прогрессистскую сторону, и каждый получает своё количество депутатских мест. На этом всё и заканчивается. Процессы трансформации семьи протекают достаточно медленно. Наши современники доживут свою жизнь в тех условиях, которые им привычны и комфортны. А поколения, которых сегодня ещё нет, всё равно будут жить по-другому. Если бы наши предки нас видели, они бы в гробу перевернулись. Но мы-то себе нравимся.

Мы не знаем, какие стороны семьи окажутся на первом плане в будущем. Сущность современной «ячейки общества» связана с тем, что она соединяет несколько разных функций: воспроизводство, социализацию, передачу прав и имущества, быт... Когда-то - совместное ведение крестьянского хозяйства. Большие семьи были исторически детерминированы собственностью общины на землю: землёй наделяли по количеству детей. Экономическая функция уже почти отмерла. Для комфортного быта семья тоже не обязательна. Полицейско-идеологическая функция ослабевает, её лучше выполняют телевидение, радио и Интернет. Сейчас крепнет тенденция рождения и воспитания детей вне привычного формата семьи. В будущем её традиционная форма, скорее всего, утратит значение. Но это медленный процесс, и он не должен нас пугать, потому что в далёкое будущее никто из ныне живущих не попадёт.

- Почему всё чаще женщина становится главой семьи?

- Едва ли это так. Она, скорее, перестаёт терпеть над собой главенство другого, причём не только мужа, но и матери, а иногда и детей. На самом деле не женщина становится главой, а любой человек больше не хочет терпеть чьё-либо главенство. Даже несовершеннолетние дети не хотят его признавать, потому что они порой зарабатывают денег больше, чем родители.

Внутренний закон

- Большую роль в поддержании традиционных представлений о человеке играет религия. В последнее время кажется, что влияние церкви возрастает. Вместе с тем, согласно одному из опросов, 30% православных считают, что Бога нет. Как можно интерпретировать этот казус?

Спасение люди ищут у Бога.
Спасение люди ищут у Бога. Фото: АиФ/ Фото: Ирина Якунина

- Одна из причин популярности религиозной жизни кроется в колоссальной потребности личности принадлежать к стабильной и авторитетной социальной группе. Помните строчки: «Каждый сильный тебе господин и даже слабые, если двое»? Людей беспокоит прежде всего неприкаянность и беззащитность, а не вопрос о природе Создателя. И всё же православие без Бога - это нонсенс. Очевидно, некоторые просто не понимают того, о чём говорят. Вслед за многими философами подчеркнул бы различие между верой и религией. Любая церковь, с одной стороны, даёт человеку схему выстраивания отношений с высшим началом. Но с другой стороны, ограничивает и монополизирует эту связь. Помните такой лозунг: «Не отдадим Бога на откуп религии и церкви»?

Мне ближе точка зрения Иммануила Канта, а не Достоевского. Суть кантовского подхода мне представляется так: нужно быть выше самого вопроса о том, есть Всевышний или нет его. Достоевский, великий мыслитель, брать эту высоту как бы не захотел. Для его героев, если Высшего судьи нет, то всё дозволено. Согласно Канту, мы должны поступать так, как будто Творец есть, потому что в течение земной жизни ответа не будет никогда (в этом ведь и состоит смысл веры). К сожалению, бывает наоборот: есть люди, которые в существование Господа верят, а ведут себя так, будто его нет. По-моему, идеи Канта в высшей степени актуальны для нашей эпохи.

Досье
Валерий Минеев родился в 1963 году в Иркутске. Окончил биолого-географический факультет Красноярского государственного педагогического института. Доктор философских наук, профессор кафедры философии, социологии и религиоведения КГПУ. Не женат.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Актуальные вопросы

  1. Если попал в ДТП на служебном авто, придется ли платить ущерб?
  2. Правда, что озеро Инголь связано подземными руслами с Байкалом?
  3. Чем обычная плесень отличается от сыра с плесенью?
Самое интересное в регионах

А вы знаете, что означает буква «П» на автобусах Красноярска?