Елена СКУРАТОВА 0 1066

«Трасса мужества». Как строили железную дорогу в Сибири

Сибирь стала домом для керченской девушки, приехавшей на комсомольскую стройку.

Работать приходилось в жутких условиях, но люди не унывали.
Работать приходилось в жутких условиях, но люди не унывали. © / Из личного архива

Полвека назад Жанна Кудрова приехала в Сибирь на всесоюзную стройку дороги Абакан - Тайшет, которую позже назовут Трассой мужества. Жить приходилось в палатках, в лютый мороз волосы к подушкам примерзали, но, несмотря на экстремальные условия, на стройплощадке слышался звонкий смех и песни. Красноярский край для керченской девушки стал родным домом. Корреспондент «АиФ-Красноярск» встретился с ветераном и узнал, сколько трудностей пришлось пережить энтузиастам на комсомольской стройке. 

Выползла из-под завалов

Жанна Кудрова помнит мельчайшие подросбности боевой юности. Фото: АиФ/ Елена Скуратова

В 1941 году, когда началась Великая Отечественная война и немцы стали бомбить Керчь, годовалую Жанну завалило обломками. Только чудом ей удалось выползти из-под завалов. Те, кто нашёл девочку, вспоминали, что её глаза красноречивей слов говорили, как она хочет жить. После этого случая девочка перестала ходить и говорить, а позже, когда речь вернулась, начала заикаться. К счастью, и с этим недугом справилась.

Дети войны становились взрослыми не по годам. Отец вернулся с фронта весь израненный, мама стала «сердечницей», страна находилась в руинах. Объявили всесоюзную стройку в далёкой неведомой Сибири, и Жанна вместе с миллионами молодых людей со всех уголков страны отправилась за тысячи километров от дома.

Воспитанные по принципу «жила бы страна родная», лёгких путей тогда не искали, поэтому 19-летняя девушка выбрала самый сложный участок дороги - в районе села Ельники Иланского района. Место болотистое, дремучее, кругом тайга, комарьё, мошка. Техники не хватало, быт строителей коммунизма здесь был организован слабо. Жили в палатках, вагончиках, а зимы тогда были не чета нынешним, до минус 60 градусов. Не зря эту дорогу назвали Трассой мужества.

«Волосы к подушкам примерзали, вода в вагончике застывала, а мы никогда не плакали, не болели и какие-то счастливые были! Рот до ушей, хи-хи да ха-ха. Вот что значит характер человека. В Керчи я могла устроиться на хорошую должность, сестра моя поехала в Норильск зарабатывать деньги, а я хотела туда, где нужна».

По словам Жанны Михайловны, среди тех, кто отправился на комсомольскую ударную стройку, кого только не было! Это и люди высокоидейные, оставлявшие учёбу в институте и переводившиеся на заочку, и убегающие от правосудия воры, и даже валютные проститутки. При этом разношёрстная братия жила настолько дружно, что деньги оставляли в тумбочке и шли на работу, зная, что никто не возьмёт.

Тогда мы жили по другим понятиям: «Жила бы страна родная...» Фото: Из личного архива Жанны Кудровой

В шести километрах от строительной бригады находились лагеря тяжелорежимников и офицерский городок Тумиха. О его существовании узнали по звукам музыки, которые доносились откуда-то сквозь гул техники. Прорубили санную дорогу и стали общаться с солдатами. Дисциплина была железная, но по комсомольской линии проводить совместные вечера самодеятельности разрешалось. Как говорится, девицу не убережёшь и за семью замками - случались браки, хотя никто не видел, когда молодые успевали встречаться.

Староверы

Запомнился Жанне Кудровой случай, как их бригада наткнулась на староверов - два клана, ещё в дореволюционные времена ушедшие в тайгу, чтобы сохранить свой уклад жизни.

Жившие в добровольной изоляции староверы оказались людьми грамотными, образованными. Прибегали и спрашивали: «Есть что почитать?» Комсомольцы уважали их за трудолюбие. За шесть километров они пешком ходили на работу, заготавливали для леспромхозов лес, грибы, ягоды. А уж какие красавцы были, вспоминает Жанна Михайловна, настоящие великаны, Тарзаны - по-другому и не скажешь. О своей заимке старообрядцы никому не рассказывали, но так получилось, что строители ненароком на неё наткнулись.

В бригаде работала местная деревенская семья. Отправили их в отпуск, жена уехала в деревню, а муж остался охотиться. Ушёл в лес и пропал. Шесть дней в лютый мороз и метель ходили парни по тайге в поисках товарища, но так и не нашли. Девушки ревут, боятся, как бы в такую пургу ещё кто-нибудь не потерялся и не замёрз. И тут сквозь завывания метели зазвучала песня, да так голосисто и красиво выводил мелодию мужской голос!.. Повыскакивали все из вагончиков, а это пропажа явилась - навеселе. На стройке-то сухой закон, а деревенские самогоночку любили, и раз уж в отпуске, то и позволил себе вольность. Ох и досталось ему от девчонок! Как оказалось, парень случайно забрёл к староверам, а о том, что его хватятся, и не поду­мал. Там банька, медвежатина, черемша и другие деликатесы, самогонка...

Звери ушли в тайгу не сразу. Фото: Из личного архива Жанны Кудровой

Когда комсомольцы начали в тайге большую стройку, медведь не залёг в берлогу. Не привык косолапый к такому шуму: техника гудит, люди кругом, печки дымят. Не знали звери, как реагировать на такое соседство. Прорубили строители выход к реке, поставили баню, а над головами рыси прыгали с дерева на дерево, с ветки на ветку, но не нападали. Через какое-то время звери поняли, что человек здесь обосновался надолго, не уступит, и ушли подальше в тайгу. Когда Жанна Михайловна рассказывает об этом, многие не верят, в том числе и супруг, который долгое время воспринимал подробности о строительстве дороги Абакан - Тайшет как байку, - слишком уж невероятным всё казалось.

Ехали не за женихами

Труд на стройучастке каторжный. Во-первых, надо вырубить просеку. Парни работали пилой, а девчата обрабатывали сучья, раскатывали чурки по 80 кг. Помогали электрификации. Кто-то ставил опоры, кто-то вешал высоковольтные провода. Ребята лазали, как циркачи, по столбам, а девушки заливали фундамент, штукатурили опоры, работали шофёрами. Бригада Жанны Михайловны подготавливала место для прокладки полотна для авто- и железной дороги.

Женщина обижается на диссидентов, хоть и перечитала все их книжки. Её возмущает, что они чуть ли не всех, отправившихся на войну и участвовавших в больших советских стройках, называют женщинами лёгкого поведения.

«Мне не надо было ехать за женихом. Сама была красавицей, и женихи бы за мной пошли на край света. Мой отец Михаил Фёдоров брал Берлин, всю Европу прошагал и всю жизнь был благодарен и вспоминал: «Меня спасла маленькая девочка-деточка, худенькая, тоненькая, которая тащила на своих плечах здоровенного мужика, хоть я и просил бросить». Мы тогда жили по другим понятиям, и из нас их ничем не вышибешь: «Жила бы страна родная…»

Любовь находила молодых в любых условиях. Фото: Из личного архива Жанны Кудровой

У послевоенного советского поколения к труду отношение особое. Жанна Михайловна всегда знала, что её супруг больше всего на свете любит… работу. Отец его погиб на фронте, и мать одна вырастила 9 детей. В шесть лет еду приходилось зарабатывать самостоятельно. Обу­ви не было. Стыдно сказать: он пас телят и в октябре в лепёшках телячьих грел ноги.

Угрозы матери, что если не работать, то и есть не получишь, на хулиганистого парнишку не действовали. Тогда она собрала всех детей и сказала, что семья выживет, только если каждый будет добросовестно выполнять своё дело. Аргумент весомый: иначе умрём с голоду. «И ты умрёшь? И Валька? И Люба?» После этого разговора мальчуган от работы не отлынивал.

Лучшие объекты

После четырёх лет работы на стройке дороги Жанна отправилась в Красноярск получать специальность. Защитила диплом техника гражданского строительства и получила возможность занимать инженерные должности. Когда начали строить Красноярский цирк - объект федерального значения, её назначили мастером. Жанна Михайловна принимала участие в строительстве многих значимых для региона объектов. Среди них краевая больница, БСМП, жилые кварталы, цирк.

«Горжусь, что работала с легендарными красноярскими строителями,- рассказывает Жанна Михайловна, - Степаном Кушниром, Николаем Березиным, архитектором Александром Соломатовым. Хорошо помню начальника управления Александра Чешеля, который каждый день объезжал сложные объекты и деликатно высказывал замечания, чтобы не задеть ничьего самолюбия. Он ни перед кем шапки не ломал. Его держали за то, что знали: Чешель сделает как надо. Инженер главка Владимир Абовский спрашивал у строителей, успеем ли выполнить план в установленный срок, интересовался, что тормозит стройку, есть ли проблемы с материалами, а потом говорил: «А с этим я вам помогу!» - И помогал».

Кстати
Идея построить дорогу через Саяны появилась ещё в середине XIX века, но эксперты признавали невозможность её строительства из-за сложного рельефа, больших перепадов высот. Проектирование дороги возобновилось только в 1935 году. В 1958 г. началось строительство трассы. XIII съезд ВЛКСМ объявил железнодорожную линию Абакан - Тайшет Всесоюзной ударной комсомольской стройкой.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Актуальные вопросы

  1. Зимой воздух чище?
  2. Какое лекарство назначит врач?
  3. Как снять кошку с дерева?
Самое интересное в регионах

Говорили, от падения рубля Красноярский край выиграет. Ощутили выигрыш?