aif.ru counter
Ольга ЛОБЗИНА 81

Они не виноваты, что их предали. Система защиты детства не менялась 100 лет

В обществе есть серьёзные проблемы, одна из самых болезненных - сиротство, хотя многие семьи можно было вовремя поддержать.

Более 10 тысяч детей обрели семью.
Более 10 тысяч детей обрели семью. © / Красноярский Центр развития семейных форм воспитания

Ежегодно около 2 тыс. ребятишек оказываются в детских домах. При этом лишь 10% из них - настоящие сироты, у которых никого нет, остальные - социальные. Попадают туда при живых родителях. Почему сегодня нужно менять систему защиты детства, и в этом процессе должны участвовать все: и государство, и общество, корреспонденту «АиФ-Красноярск» рассказала руководитель краевого Центра развития семейных форм воспитания Ольга АБРОСИМОВА.

Не открыли 134 детских дома

Ольга Лобзина, «АиФ-Красноярск»: Ольга Борисовна, родителей не выбирают. Кому-то повезло, а кому-то из-за взрослых выпала дорога в детский дом. И какими бы идеальными ни были там условия, дети всё равно мечтают о семье. Что говорит статистика?

Ольга Борисовна Абросимова - руководитель краевого Центра развития семьи.
Ольга Борисовна Абросимова - руководитель краевого Центра развития семьи. Фото: АиФ/ Ольга Лобзина

Ольга Абросимова: В 2002 году, когда образовался наш центр, в Красноярском крае было свыше 8 тыс. сирот и более 50 детских домов. И стояла главная задача - сделать так, чтобы воспитанников чаще брали в семьи. И благодаря активной пропаганде, прежде всего через СМИ, удалось более 10 тыс. сирот устроить в приёмные семьи. А это 134 неоткрытых новых детских дома. Я признательна редакции «АиФ на Енисее» за то, что вы много лет публикуете информацию о детях, и большинство потом забирают в семьи.

Но ежегодно около 2 тыс. детей пополняют детские дома, и большинство из них - при живых родителях, которые лишены прав или находятся в заключении. Содержание одного ребёнка в детском доме в год обходится от 600 тыс. до 2 млн рублей (в зависимости от территории). Но дело не в деньгах, а в профилактике социального сиротства. Я, конечно, далека от мысли, что детских домов не будет совсем, но уверена: их количество свести к минимуму можно. И это реально. Одна из форм устройства детей - приёмная семья. Большинство таких семей проживают в сельской местности. В 2002 году было 4 приёмных семьи, сейчас - 2003, где воспитываются свыше 4 тыс. детей.

ДОСЬЕ
Ольга АБРОСИМОВА. Родилась в 1962 году в Назарове. Окончила Красноярский государственный педагогический институт по специальности «учитель истории, права и обществоведения». Работала учителем в школе, в Красноярской территориальной краевой организации профсоюза работников народного образования, в администрации Красноярского края. С 2002 года - директор краевого государственного учреждения «Центр развития семейных форм воспитания». Замужем, имеет дочь.

«Возьмите сироту…»

- Тем не менее к приёмным семьям в обществе неоднозначное отношение. Некоторые считают, что так люди зарабатывают на детях.

- Таким я всегда отвечаю: «Возьмите сироту - тоже будете получать». На самом деле, приёмные семьи - это добрые и хорошие люди, которые могут чему-то научить ребят, подарить им свою любовь. И дети получают социализацию в обществе.

- А часто детей возвращают?

- Редко, но случается. В среднем 5% детей отдают назад. Одна из причин - серьёзные заболевания и отсутствие возможности у родителей продолжить дорогое лечение. Несмотря на то что существует ряд бесплатных медицинских программ, мы знаем, как это непросто.

- Значит, и больных детей берут?

- Берут и больных детей, и инвалидов. Если ещё 10 лет назад ВИЧ-инфицированные дети просто не обсуждались приёмными родителями, то сейчас берут и одного, и двух.

- А в каких случаях отказывают?

- Отказать могут, если не предоставлен полный пакет документов или, например, если гражданин имел или имеет судимость за преступления против жизни и здоровья, половой неприкосновенности, а также неснятую или непогашенную судимость за тяжкие или особо тяжкие преступления. Также органы опеки смотрят, каковы жилищные условия. Ещё один момент: если ребёнку больше 10 лет, то необходимо его согласие.

Психологи настоятельно не рекомендуют брать детей тем родителям, которые недавно потеряли своего ребёнка и хотят заполнить эту пустоту. Абсолютно одинаковых детей не бывает, и, когда начинается разлад в отношениях, они их возвращают.

Приходят много бездетных пар, которым за 40 лет. Бывает, женщина хочет взять ребёнка, чтобы удержать мужа. Или призывает мужа: «Давай посмотрим фото детей», - а он за порогом стоит и отвечает: «Тебе надо, ты и смотри». Понятно, что в такой семье будет сложно. Но есть примеры, которые невозможно объяснить: когда по медицинским показаниям женщина не может родить, а после усыновления через какое-то время у неё появляется свой ребёнок.

«А я не готов»

- Чтобы получить статус приёмной семьи, обязательно нужно пройти «Школу родителей»?

- Обязательно. Самая главная задача этой программы - чтобы через тренинги родители поняли, готовы они или нет взять ребёнка. Безусловно, мы их вооружаем нужными компетенциями и по его состоянию здоровья, и по вопросам психологии, оказываем юридическую поддержку. Когда, например, в группе из 15 человек трое говорят: «А я не готов», «Я ещё подумаю», - мы рады. Это и есть результат нашей работы: лучше упредить, чем потом они вернут детей в детдом.

- И всё-таки какое пособие получают приёмные родители?

- Поскольку пособие на опекаемого зависит от места проживания (на Севере выше), в зависимости от возраста - от 7 тыс. до 28 тыс. рублей на одного ребёнка. Если речь о создании приёмной семьи, когда берут одного, двух, трёх и более детей, то плюс к этому приёмные родители получают денежное вознаграждение - 5-7 тыс. на каждого ребёнка.

Когда все причастны

- Что происходит в обществе, если дети по-прежнему попадают в приюты и интернаты?

- В обществе есть серьёзные проблемы. Одна из болезненных - лишение родительских прав. В основном это семьи, где не работают и пьют. Многие из них, мне кажется, можно было вовремя поддержать. Моя мама всю жизнь проработала фельдшером, была депутатом, возглавляла женсовет. С детства помню её разговоры: «Вот Надя пристрастилась к бутылке, а мы её привлекли в хор, и она преобразилась, бросила пить, семья сохранилась…» И таких историй много.

- Но у нас, извините, больше карательных мер со стороны всевозможных структур, которые по долгу службы обязаны помогать…

- Существует статистика, что на одного ребёнка приходится девять чиновников, которые должны за ним следить. Но пока СМИ не напишут про трагедию в конкретной семье, никто об этом не знает. Получается, что у семи нянек дитя без глазу: педиатр видел синяк у ребёнка, но не среагировал, учитель должен заметить: что-то неладное происходит с подростком… Вроде все причастны: кто учит, кто лечит, кто помогает, а чтобы кто-то конкретно отвечал - этого нет.

Система защиты детства в России не менялась сто лет. Как была выстроена на работу со следствием, так и осталась. Мне кажется, вовремя помоги - сработает. Да, меры соцподдержки есть, но их объём недостаточный, чтобы, например, молодая мама одна смогла воспитать ребёнка.

Однажды ко мне на приём как к представителю краевой комиссии по делам несовершеннолетних пришла женщина-опекун. Сразу предупредила: за своего ребёнка будет стоять до конца. Парень учится в техникуме и живёт в общежитии. За то, что громко музыку включил, ему воспитатель устроил настоящую травлю, дошло до рукоприкладства. И районная КНД не встала на защиту подростка, а пригрозила поставить его на учёт. Я сижу и думаю: люди государевы получают зарплату за то, чтобы детям было хорошо, но, оказывается, маме-опекуну от них надо ещё и защищаться. Правильно вы заметили: почему-то чаще срабатывает желание наказать. Давайте лучше помогать. Дети-то в чём виноваты? В том, что их взрослые предали? Это не с ними что-то не так, а с нами.

- Есть семьи, которым стоит помочь, но есть такие, где надо спасать детей. Из последних: отец в пьяном угаре убил 8-месячного ребёнка, другой в печь закинул малыша… Жутко становится от подобных историй…

- Очень часто люди живут в одном доме и не замечают (или не хотят замечать), что происходит в семье через стенку. Особенно если там пьют, дерутся, плачут дети. Наберите телефон участкового. Возможно, ваш звонок спасёт чью-то жизнь. Пока что-то страшное не произойдёт, никто ничего не предпринимает. Если бы не было равнодушных к чужой беде граждан и все свое­временно включились в этот процесс: и общество, и государственные организации, - трагедий было бы меньше.

Право на семью

- По статистике, 40% воспитанников детских домов повторяют судьбу родителей. Особенно те, кто уже в подростковом возрасте попадает в интернат. И, выходя во взрослую жизнь, тоже бросают своих детей… Замкнутый круг получается?

- Чтобы этого не происходило, важно работать с детьми из детских домов, показывать им жизнь вне стен учреждения, рассказывать, какие семейные традиции существуют, как важно уметь выстраивать отношения, сохранять доброе отношение друг к другу.

Избежать проблем, как бы мы ни старались, не получится. Нужно уметь их правильно решать и не стесняться обращаться за помощью к специалистам. Семья - главный институт нашего общества, залог его благополучия и процветания. Каждый ребёнок имеет право на семью - это записано в Конституции России и в конвенции ООН. Радует, что сегодня кроме родителей, которые по каким-то причинам отказываются от своих детей и не исполняют свои обязанности должным образом, в нашем городе и крае живут люди, готовые взять их в свои семьи и подарить им заботу, любовь и счастливое детство.

И количество обращений в Центр по вопросам семейного устройства растёт. В среднем в год за помощью приходят более 20 тыс. граждан. За парты Краевой школы приёмных родителей ежегодно садятся более 1500 человек. Так что надежда есть.



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета Газета

Актуальные вопросы

  1. Сколько нужно набрать баллов на ЕГЭ, чтобы получить аттестат?
  2. Кто имеет право выйти на пенсию досрочно?
  3. Зачем лакируют купюры?
Самое интересное в регионах
Роскачество
Вы готовы платить за посещение «Столбов»?