aif.ru counter
Светлана Хустик 0 2039

«Низвергнуты угнетатели!» Записки сибирской гимназистки в 1917 году

17-летняя девушка в течение всего революционного года делала записи о своих размышлениях и переживаниях.

В 1967 году машинописная копия дневника Кати попала в музей.
В 1967 году машинописная копия дневника Кати попала в музей. © / Фото: Ксения Орлик / АиФ

В этом году исполняется 100 лет революции. В фондах Красноярского краевого краеведческого музея хранится дневник ученицы красноярской женской гимназии Екатерины Гайдукович. Чем он интересен нас сегодня, корреспонденту «АиФ-Красноярск» рассказали Илья Куклинский, старший научный сотрудник музея, и Александр Ульверт, редактор издательского проекта «Сибирский исторический альманах».

«Вырваться на свободу»

100 лет назад красноярская гимназистка Катя Гайдукович, как и многие девушки того времени, вела дневник. В течение всего революционного года, с февраля 1917-го по февраль 1918 года, Екатерина делала записи о своих размышлениях, переживаниях, встречах, прочитанных книгах, просмотренных фильмах, посещённых митингах и собраниях. В 1967 году машинописная копия дневника Кати, выполненная её дочерью Майей Николаевной с рукописного оригинала, сохранившегося в семье, попала в музей. Это личная история 17-летней девушки, жившей в эпоху большого переворота.

На фото белых кружком выделена Катя Гайдукович.
На фото белым кружком выделена Катя Гайдукович. Фото: Из личного архива Владимира Чагина

Отец Кати, Денис Гайдукович, работал слесарем в красноярских железнодорожных мастерских. В 1905 году он принял участие в революционном восстании работников мастерских и был заключён в тюрьму. Это подорвало его здоровье. После освобождения, в 1906 году, вся семья переехала в Двинск, где в 1912 году родители Кати скончались. Осиротевших Катю, её брата Николая и сестру Надю забрал в Красноярск брат матери, так как своих детей в его семье не было.

Анархист и большевичка

Красноярских дневников периода революции обнародовано немного. Не так давно были опубликованы «белые» дневники прапорщика Петра Чащина и штабс-капитана Владимира Зверева. Особенность Катиных записей в том, что это «ювенильный» дневник со всеми жанровыми элементами. В нём описывается повседневная жизнь городской молодёжи: посещение классов, походы в кинематограф, вечеринки старшеклассниц и учеников землемерного училища, лекции в Доме юношества и Железнодорожном собрании, пикники с пирожными в городском саду, прогулки по городу, книги, влюблённости.

Майская демонстрация 1917 года в Красноярске.
Майская демонстрация 1917 года в Красноярске.  Фото из личной коллекций Александра.Ульверта,

Удивительно, насколько молодая девушка интересовалась политикой! Например, в марте, когда Николай II, а за ним его брат Михаил, отрекаются от престола и в России власть переходит к Временному правительству, девушка пишет: «Низвергнуты все угнетатели!» На следующий день в Красноярске проходила праздничная демонстрация. «Великий день. Митинг, речи, музыка Марсельезы! Ура!»

Она очень эмоционально отзывается о Корниловском мятеже, осуждает его, но не одобряет и Керенского. С юной категоричностью пишет: «И Керенский, и Корнилов, и вся их братия - головы им снять, тогда только что-нибудь будет, а если их помиловать, так они снова через некоторое время голову поднимут. Теперь они дерутся, а народ страдает».

В здании женской гимназии сегодня располагается факультет начальных классов КГПУ.
В здании женской гимназии сегодня располагается факультет начальных классов КГПУ. Фото: Красноярский краевой краеведческий музей

Дальнейшие записи говорят о том, что события большой России для неё не так важны. Она хочет побыстрее закончить гимназию, уехать в Томск учиться, избавиться от опеки дяди и тёти. Но тучи сгущаются, усложняются отношения красноярских большевиков с казачьим дивизионом, Красноярск оказывается на осадном положении.

В своём классе на фоне юных кадеток и эсерок Катя - девочка-радикал, она симпатизирует анархистам и большевикам. Хотя это неудивительно, ведь Катя живёт в рабочей слободе Николаевке. Её дядя работает в железнодорожных мастерских. Девушка испытывает большую симпатию к лидеру красноярских анархистов Владимиру Каминскому: «По-моему анархизм - не утопия, не несбыточная красивая мечта, а может стать действительностью, если люди осознают всю высоту учения».

1917 год стал для людей мощным эмоциональным фоном.
1917 год стал для людей мощным эмоциональным фоном. Фото: АиФ/ Фото: Ксения Орлик

Послефевральская революционная эйфория ощущается в обществе все сильнее. Меняется даже консервативный гимназический уклад, например, на уроках закона Божьего девушки дискутируют с учителем. Катя пишет: «Давно ли я была в высшей степени религиозной, готова была спорить не знаю как о безусловной правдивости закона Божьего, а теперь...» . Это как раз было время не только внешнего, но и внутреннего перелома, когда люди, которые еще недавно молились в храмах, спустя несколько лет принялись их крушить.

Крутовский и выборы в гордуму

Невероятно ценна для историков городская повседневность. Записи дневника изобилуют описанием красноярских улиц, по которым ходим мы сейчас. Катя каждое утро поднимается и спускается по ступенькам женской гимназии на проспекте Мира, где сегодня располагается факультет начальных классов КГПУ. Пишет о гимназическом самоуправлении, о забастовках учеников, о выборах в городскую думу в 1917 году, об известных в Красноярске личностях: «Доклад Крутовского я не слушала: он не хорошо читал».

В музее можно увидеть, чем жил Красноярск в годы революции.
В музее можно увидеть, чем жил Красноярск в годы революции. Фото: АиФ/ Фото: Ксения Орлик

Дневниковые записи показывают, каким мощным эмоциональным фоном стал для людей 1917 год. Даже гимназисты вдруг осознают себя активной частью общества, они начинают принимать решения, например, могут отказывать в должности гимназическим преподавателям, примеряют на себя программы различных партий.

* * *

Исследователям удалось выяснить дальнейшую судьбу Кати. Окончив гимназию, она до 1928 года жила в Красноярске, здесь вышла замуж и позднее переехала в Новосибирск, где работала в горсовете. После ареста мужа Екатерина преподавала в средних школах Новосибирской области и в 1951 году скончалась от туберкулёза в возрасте 50 лет.

Машинописная копия дневника Екатерины Гайдукович объёмом в 168 страниц хранится в Красноярском краевом краеведческом музее. Там же находится красный бант, с которым Катя в 1917 году ходила на демонстрации. Фрагменты дневниковых записей Кати Гайдукович можно почитать на сайте.

Кстати
Самые известные дневники, связанные с культурой и бытом Красноярска, - это дневник епископа Никодима, дневник протоиерея Василия Дмитриевича Касьянова и воспоминания дневникового характера Ивана Фёдоровича Парфентьева.

Фрагменты дневника Кати:

«Господи, что в России делается! Керенский вёл агитацию против Советов, кричал, что большевики вносят дезорганизацию, он метил в неограниченные правители, да встретил соперника в лице Корнилова. Тот теперь идёт к Петрограду с войском, Керенский призывает всех объединиться и спасать революцию. Да! Заботится он о революции - он за свою шкуру дрожит!» 30 августа 1917 года.

«На лекции Каминского мне очень понравилось. Хорошее учение - учение анархистов; самый высокий идеал, идеал человеческой личности - у них. Как странно! Я до сих пор не имела понятия об анархизме, а сегодня, когда Каминский читал учения разных учителей анархизма, я всё время вспоминала, что вот тогда я об этом думала, тогда я это выражала, это мои взгляды, это мои мнения. Природа вложила в мою душу начала анархизма, это стремленье вырваться на свободу, завоевать своё счастье, освободиться от рамок, в которых мы сейчас находимся, стряхнуть с себя гнёт так называемых «приличий» и законов - разве это не анархизм в полном смысле слова?» 11 сентября 1917 года.

«На законе Божьем начали спорить о политике. Наши эсерки и кадетки напали на нас. Я не хотела сдаться, но и говорить не могла, так как мне буквально не давали рта открыть. Я поэтому сказала, что не хочу больше говорить с тем, у кого нет элементарных правил порядочности и кто меня оскорб­ляет. Тем дело и кончилось». 9 ноября 1917 года.

«Ожидается выступление казаков и большевиков. Дядя уходит куда-то на дежурство; он страшно возмущается всем происходящим; я вполне понимаю его, но всё-таки мне как-то обидно или больно даже за него, за его такие узкие, чисто мещанские взгляды, но я не сужу его - в эти годы, и при тех условиях, в каких прошла его жизнь, трудно быть идеалистом... Владимир и Оттомар опасаются меня брать, тем более что я не умею стрелять. Ах так! У меня мигом загорелись глаза, я гордо вскинула голову и сказала: «Ну что ж! Я пойду одна! Тем лучше: по крайней мере никому за меня не отвечать!» 18 января 1918 года.

Смотрите также:

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Актуальные вопросы

  1. Как защитить себя от гриппа?
  2. Что мы празднуем в День народного единства?
  3. Как отдыхаем в ноябре 2018 года?
Самое интересное в регионах

А вы выкидываете коробки из-под дорогой бытовой техники?