aif.ru counter
Михаил МАРКОВИЧ 0 1498

«Комсомол ответил: «Есть!» Как москвички поехали строить города в Сибири

Все материалы сюжета Акция «История Красноярья в лицах»

900 комсомольцев в 1956 году приехали в Сибирь в двух эшелонах

Железногорск строился с одной целью - ковать ядерный щит Родины.
Железногорск строился с одной целью - ковать ядерный щит Родины. © / Железногорский ГМВЦ


В начале 50-х годов по всей стране комсомольцев звали ехать на стройки Сибири и Дальнего Востока. Целыми эшелонами везли сюда молодёжь. В 1956 году в «секретный» Железногорск приехали более двух тысяч добровольцев. 948 из них - по комсомольским путёвкам. Среди них была и Фаина Александрова. Её судьба забросила из Москвы в закрытый сибирский город, которого тогда не было карте.

Расплакавшаяся девушка

18-летняя Фаина Александрова перед отъездом из Москвы
18-летняя Фаина Александрова перед отъездом из Москвы Фото: Железногорский ГМВЦ

После окончания школы я устроилась на работу, на знаменитую «Трёхгорную мануфактуру». Каждый день по радио и со страниц газет нас звали откликнуться на призыв комсомола и отправиться на стройки Сибири и Дальнего Востока. И однажды на обеденном перерыве я предложила своим подружкам: поехали! Все согласились. На следующий день на фабрике прошёл митинг в нашу честь, было много красивых речей. Предоставили слово и мне, но эмоции не дали говорить, и я просто расплакалась. На митинге был репортёр центрального радио. Он долго бегал в толпе, кричал: «Где расплакавшаяся девушка?» И всё-таки отыскал меня, усадил в машину, увёз в радиокомитет на Пушкинскую площадь. Там он написал текст речи, я его прочитала под запись и, похоже, понравилась работникам студии. На следующий день в 7 часов вечера, сидя на кухне вместе с родителями, слушала себя по центральному радио. Кстати, это знакомство с радийщиками имело неожиданное продолжение. Где-то через полгода, когда я с голодными соседками по комнате сидела в общежитии Железногорска, почта доставила перевод 300 рублей. Оказывается, их собрали на радио для меня и отправили на московский адрес, а родители переслали уже мне. На эти деньги мы купили в комнату плиту и первую кастрюлю.

Все эти годы, как семейная реликвия хранится комсомольская путевка
Все эти годы, как семейная реликвия хранится комсомольская путевка Фото: Железногорский ГМВЦ

С комсомольской путёвкой «На стройки Сибири и Дальнего Востока. Пункт назначения п/я № 9» я оказалась в поезде Москва - Красноярск. Набилось нас туда, комсомольцев, тогда 400 человек. Ехали весело, правда, многие слабо себе представляли, куда именно едут. У одного парня в нашем вагоне из тёплых вещей была только фетровая шляпа.

Веселая жизнь в «Бомбее»

В Красноярск прибыли 12 июня. Здесь в первый раз увидели полковника Андреева, начальника стройки и будущего руководителя города Бориса Гедройца. После короткого митинга запрыгнули в автобусы. Красноярск большого впечатления не произвёл - сараи да бараки. Выехали к Енисею, а тогда ни одного капитального моста через него не было. Пришлось переправляться по понтонному. Страха натерпелись! Понтон под тяжестью автобуса проседает, а передний и задний края, наоборот, приподнимаются, всё это колышется. Вода через понтон переливается. Но добрались до правого берега и поехали дальше. Лес. Поля. Опять лес. На развилке часть автобусов отвернула вправо. Так шофёры решили судьбу части нашего десанта - им суждено было стать жителями Подгорного и работниками химзавода. Миновали КПП. Въехали в город, который, скорее, был огромной стройплощадкой.

Проектировали город архитекторы из Ленинграда, так что сталинского ампира здесь хватает.
Проектировали город архитекторы из Ленинграда, так что «сталинского ампира» здесь хватает. Фото: Железногорский ГМВЦ

Первым общежитием нам служил многоквартирный дом, а не какой-нибудь барак. Мы его окрестили «Бомбеем». В каждую комнату заселялись по три-четыре человека. Все старались сразу сдружиться, я со своими первыми соседками до сих пор созваниваюсь, встречаться уже здоровья нет. Так что начали жизнь со всеми удобствами. Делились вещами, готовили по очереди. Главное впечатление от городских продовольственных магазинов - терриконы крабовых консервов в каждой витрине, буквально до потолка. И обязательно в каждом продуктовом стояла бочка с солёной красной рыбой. Пахло из неё одуряюще, но комсомольцам она была не по карману. Нам всем выдали 800 рублей подъёмных, которые надо было отдавать. А зарплата, учитывая наши разряды, была маленькой. В лучшем случае рублей 400. Только-только прожить. Выручала Болгария. Банка перцев (2 штуки), фаршированных мясом с рисом, стоила 30 копеек! Они и были основой нашего рациона. Когда деньги кончались совсем, переходили на перцы, фаршированные морковью, они были ещё дешевле.

Помню, как-то поставили на кухне вариться банку сгущёнки и уснули. Конечно, взорвалась. Всю кухню уделали. А утром же надо на работу бежать. Вызвали уборщицу. До сих пор помню эту картину: пожилая женщина отковыривает со стены кусочки варёной сгущёнки, отправляет их в рот и приговаривает: «Что же вы наделали?»

«Кто ж вас сюда отпустил»?

Работы было много, не всегда квалифицированной, да и мы в основном были без специальности. Устраивались штукатурами на низший разряд. Делали, как могли. Понятно, что настоящие рабочие за то же время, что и мы, выполняли вдвое больший объём. А контроль был 100-процентный. Мастер проходил по дому и сразу вносил всё в дефектную ведомость. Назавтра приходилось докрашивать, домазывать.

Части военных строителей стояли в городе до конца 80-х гг.
Части военных строителей стояли в городе до конца 80-х гг. Фото: Железногорский ГМВЦ

На стройке я увидела Михаила Озиранского (начальника строительства города - ред.). Мы замёрзшие сидели, пытались согреться чаем, и вдруг вошёл военный в шинели. Посмотрел на нас, заморышей замороженных, ближнюю приобнял и по-отечески сказал: «Девоньки вы мои, кто ж вас сюда отпустил?» Мы чуть все не разревелись. Нелегко было. Какой был праздник, когда начальство на стройке решило выдать всем приехавшим комсомольцам валенки! А то ведь бегали кто в чём. Помню, одна из девчонок так устала и намёрзлась, что решила на следующий день остаться в общежитии, элементарно отоспаться в тепле. Через час без стука в её комнату зашла комендант общежития и потребовала объяснить, почему та не на работе. Ещё через десять минут в комнате был уже и комсомольский патруль, который устроил девчонке форменный допрос. Так мы узнали, что строим социализм, но под жёстким контролем.

Первомайская демонстрация
Первомайская демонстрация Фото: Железногорский ГМВЦ

Вскоре познакомились и с существовавшем в городе социальным расслоением. Летом нас решили перебросить с одного дома на другой, и мы решили проехать большую часть расстояния на автобусе. Увы, опрятная летняя публика заставила нас покинуть машину ровно через одну остановку, поскольку мы были в спецовках, естественно, кое-где испачканных. Ничего, дошли и пешком. Но хорошего было, конечно, больше.

Как-то летом пошли с девчонками в лес - ягод насобирать, цветов нарвать. Полезли на сопку - красота вокруг неимоверная. Вдруг наткнулись на столбики с табличками: «Проход запрещён. Секретный объект» (колючки тогда ещё вокруг всего города не было). Лезем дальше. Тут из кустов солдат с автоматом и арестовывает нас. Под конвоем дошли до его хибарки, он по телефону куда-то позвонил. Долго звонил. Потом долго ждал ответа. Мы, пока время шло, подмели в домике, стёкла протёрли, порядок навели, чай поставили. Поступила команда нас отпустить. Мы чуть вниз спустились, чтоб солдат нас не видел, и всё равно полезли на сопку. Когда добрались до самого верха, первое, что увидели, был тот же солдат: «Девчонки, это ведь не игрушки, идите домой, а то если я ещё раз начальнику караула позвоню, у вас точно неприятности будут». Так мы и с периметром познакомились, и с хорошим парнем. Хороших людей всегда больше на свете. За одной девушкой у нас ухаживал крановщик. И однажды весной во время прогулки он пообещал её покатать на башенном кране. В ближайшее воскресенье они отправились к нему на стройку (это было в районе Дома быта). Забрались на кран. Девчонка была отчаянно смелой и прошла по стреле туда и обратно. К несчастью, прораб жил в доме, напротив. В общем, у подножия крана их уже ждала милиция. Девчонку отпустили, а крановщика в 24 часа выслали из города. В следующий раз они встретились семейными людьми через 30 лет в Москве…

Маршал выручил!

Счастливое советское детство
Счастливое советское детство Фото: Железногорский ГМВЦ

Рано или поздно нашей разухабисто-хулиганской жизни в «Бомбее» пришёл конец, и нас переселили на Ленина, 49. Здесь уже было натуральное общежитие, его окрестили «Шанхаем». К тому времени многие обзавелись семьями. Часто выходили за сержантов-сверхсрочников из расквартированных в городе частей. Женились и гражданские. Тогда в стране действовало правило: из закрытых городов в армию парней не призывали, считалось, что они и так государственным делом занимаются. Чего греха таить, некоторые юноши ехали в Сибирь в том числе чтобы воспользоваться этой возможностью. Но наступил 1960-й. Настала пора призыва 1942 года рождения. А какая была рождаемость в самый трудный год войны, понять нетрудно. Да и следующие три года больших наборов не сулили. И правительство приняло решение призывать всех подряд. А у нас соседи только-только поженились и ждали ребёнка. Но муж был 1938 года и отправился служить. Жена с младенцем на руках. Пособие по уходу за ребёнком копеечное. Короче, несколько месяцев она перебивалась с малышом с хлеба на квас, откровенно уже голодала. Мы по очереди подкармливали их. И тогда одна из соседок не выдержала и написала письмо министру обороны маршалу Малиновскому! «Что же это за армия такая, что не может прожить без одного солдата, пока у него жена с ребёнком с голоду умирают?» Через месяц демобилизованный отец был в семье.

Что ещё помнится? Как бегали на танцы в «Родину», «Спартак», в подвал на Парковую, 20. Каждые выходные духовой оркестр в парке. А какой ансамбль был у военных строителей! Все с высшим музыкальным образованием! Мы ещё понять не могли, кто ж таких ребят придумал забрить в солдаты? Навсегда запомнила Михаила Озиранского, который на свои деньги строил дворец пионеров. Да, да. На свои кровно заработанные. Он ещё всегда открывал парад на 9 Мая. Так на параде и умер во главе колонны солдат.

КСТАТИ
Справка Железногорск – один из закрытых городов России. Возник вокруг комбината №815 по приказу Иосифа Сталина в годы «холодной войны». Строили его зэки, военные и комсомольцы. Подземный завод тремя реакторами нарабатывал оружейный плутоний. (Сейчас все они остановлены). В 1954 году поселок № 815 получил статус города. Научные кадры для Железногорска подбирались в лучших вузах Москвы, Ленинграда, Томска, Новосибирска и Казани. Со временем здесь открыл филиал космической фирмы Сергей Королев. Только в конце 80-х гг. город наконец-то появился на карте. Но до сих пор сохраняет статус «закрытого» и окружен по периметру колючей проволокой.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Актуальные вопросы

  1. Как выбрать сладкий подарок к Новому году?
  2. Какая температура должна быть в морозы в квартире?
  3. Как защитить новогоднюю ёлку от домашних животных?
Самое интересное в регионах

Чего достойно нынешнее руководство Фонда капремонта в Красноярском крае?