aif.ru counter
Светлана Хустик 0 1752

Дорогой мужества. Как погибли первые изыскатели трассы Абакан - Тайшет

В честь подвига героев три станции Транссибирской магистрали.

Картина Григория Фролова «Три изыскателя» была написана в 1971 году.
Картина Григория Фролова «Три изыскателя» была написана в 1971 году. © / Фото из музея им. А.М. Кошурникова / АиФ

74 года назад, 3 ноября1942 года, трагически погибла группа изыскателей, которые прокладывали трассу Абакан – Тайшет. В честь подвига героев три станции Транссибирской магистрали, мимо которых ежедневно курсируют пассажирские поезда на восток, были названы их именами: Кошурниково, Стофато, Журавлёво.

Карта станций.
Карта станций. Фото: АиФ/ Фото из музея им. А.М. Кошурникова

В начале Великой Отечественной войны Советскому Союзу стало понятно, что необходимо соединить южные регионы Сибири железной дорогой с Транссибирской магистралью. В 1942 году Новосибирский НИИ «Сибтранспроект» получает задание на изыскание и проектирование новой железной дороги от Абакана на восток, до выхода на Транссиб. Существовало пять вариантов этой дороги: на Клюквенную, Канск, Иланскую, Тайшет и Нижнеудинск. По первым четырём направлениям с середины 1942 года проводились полевые изыскания под общим руководством инженера «Сибтранспроекта» Александра Кошурникова, а по пятому, Нижнеудинскому, Кошурников решил пойти сам. Так началась история, трагически закончившаяся 3 ноября 1942 года и положившая начало строительству современной трассы Абакан - Тайшет. О мужестве изыскателей, отдавших жизни, исполняя свой профессиональный долг, нам рассказала Надежда УНГУРЯНУ, директор музея им. А. М. Кошурникова. 

Жажда жизни

В состав группы Кошурников взял инженера Алексея Журавлёва и техника Константина Стофато. 5 октября 1942 года ребята на самолёте прибыли в небольшой посёлок Верх-Гутары. Там, взяв проводника, на оленях отправились в путь. До сих пор историки не могут ответить на вопрос, зачем нужно было отправляться в такой сложный маршрут в октябре, когда в Сибири уже вовсю лютует зима. Разговоры о том, что трасса на восток нужна, шли ещё в 30-х годах. Но, видимо, руководство страны подстегнула начавшаяся война. Железная дорога в военное время была необходима, как воздух.

Алексей Журавлёв.
Алексей Журавлёв. Фото: АиФ/ Фото из музея им. А.М. Кошурникова

Поход шёл вдоль реки Казыр. Однако осенью 1942 года очень рано выпал снег. И ягель, которым должны были питаться олени, засыпало. Через несколько дней пути Кошурников принял решение развернуть проводника с оленями обратно. А самим дальше сплавляться по Казыру на плотах. С проводником Александр Михайлович отправил записку жене: «Не волнуйся, всё будет хорошо, я вернусь. Я не погибну. У меня слишком большая жажда жизни».

Казыр - река местами очень спокойная, но на порогах невероятно бурная. Кошурников, Стофато и Журавлёв по ходу сплава делали плоты. На порогах они разбивались, приходилось делать новые. Местами были вынуждены бросать их и идти берегом, а затем строить вновь. Оснащена экспедиция была очень плохо. Им даже не разрешили взять с собой оружие - якобы это был заповедник. Однако тайком Кошурников всё-таки взял с собой ружьё. Запасы питания были очень скудными. Во время пути постоянно шёл мокрый, липкий снег, высушить вещи за ночь было невозможно, ребята постоянно болели. Больше всех - Константин Стофато. Греческая кровь, которая текла в нём, не выдерживала сибирских морозов.

Не дойдя 30 км до староверческой деревни Нижняя 30-ка, где можно было согреться и окрепнуть (хотя за спиной было уже 180 км), на очередном пороге плот ушёл под лёд. Стофато утянуло сразу же, с плотом. Журавлёву удалось выбраться на льдину. Кошурников пытался затащить его на берег. Но не хватило сил. Алексей Журавлёв так и замёрз наполовину в воде.

25 метров по льду

Выбраться на берег удалось только Кошурникову. Иначе никто так никогда и не узнал бы о том, что случилось с группой. На протяжении всего пути он вёл дневник, где записывал как будни товарищей, так и полезную информацию для учёных: ископаемые, которые они находили, состав почвы.

Александр Кошурников.
Александр Кошурников. Фото: АиФ/ Фото из музея им. А.М. Кошурникова

Последняя запись в дневнике датируется 3 ноября (спустя почти месяц после начала экспедиции): «3 ноября. Вторник. Пишу, вероятно, в последний раз. Замерзаю. Вчера, 2 ноября, произошла катастрофа: погибли Костя и Алёша. Плот задёрнуло под лёд, и Костя сразу ушёл вместе с плотом. Алёша выскочил на лёд и полз метров 25 по льду с водой. К берегу пробиться помог я ему, но на берег вытащить не мог, так он и закоченел наполовину в воде. Я иду пешком. Очень тяжело. Голодный, мокрый, без огня и пищи. Вероятно, скоро замёрзну».

Он уже знал свою участь, но продолжал писать… Невероятная сила духа - ему было всего 38 лет.

Поиски группы шли несколько месяцев. Никого не найдя, советские власти признали их врагами народа - военное время, мало ли куда исчезли, может быть, за границу сбежали. У семей отобрали всё: вещи, нажитое имущество.

А через год на острове Кедровом местный охотник с сыном нашли тело человека в железнодорожной форме. Около него были листки дневника - по записям стало понятно, что это Александр Кошурников. У него был специальный химический карандаш, который не смывался и не стирался.

Его похоронили староверы на своём кладбище в Нижней 30-ке. Сейчас эта деревня называется Казырск, там установлен мемориальный комплекс в память о героях-изыскателях. Добраться до него и спустя 74 года можно только на вахтовке - обычная машина не проедет. Памятник завозили на вертолётах.

Константин Стофато
Константин Стофато Фото: АиФ/ Фото из музея им. А.М. Кошурникова

Уже после окончания войны повторные изыскания провёл Евгений Алексеев, друг и ученик Кошурникова. Видимо, геологи учли записи Александра Михайловича и, несмотря на то что дорога вдоль Казыра была бы дешевле - не нужно строить столько тоннелей и продуктивнее - проще вывозить полезные ископаемые из реки, пошли другим путём.

* * *

Трагическая история трёх изыскателей не оставила равнодушными людей искусства. На эту тему были написаны картины, песни, стихи, баллады, документальные и художественные книги, сложена музыка и даже поставлен спектакль.

Трассу отца построил сын

Тела Константина Стофато и Алексея Журавлёва так и не нашли. Погибшие ребята были простыми людьми, у всех остались семьи. Стофато так и не увидел своего новорождённого ребёнка.

Родные долго не верили, что они уже не вернутся. Сразу после строительства железной дороги было принято решение назвать три станции в честь первых героев-изыскателей. И станция Кошурниково теперь считается столицей трассы Абакан - Тайшет, а сама трасса именуется трассой мужества.

Евгений Кошурников на могиле отца.
Евгений Кошурников на могиле отца. Фото: АиФ/ Фото из музея им. А.М. Кошурникова

В 80-х годах на станцию Кошурниково приезжали дочь и сын Александра. А сын Константина Владимир Стофато во время комсомольских строек специально попросился на строительство железной дороги именно на этом участке. Про родных Алексея Журавлёва не известно почти ничего. Хотя есть информация, что также примерно в 80-х годах на станцию Журавлёво приезжал его родственник и даже общался с дежурной по станции. Но проверить эту информацию сегодня уже невозможно.

В 1966 году изыскатели трассы Абакан - Тайшет указом Президиума Верховного Совета СССР были посмертно награждены орденами Трудового Красного Знамени.

Смотрите также:

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Актуальные вопросы

  1. Чем запомнился Алексей Клешко?
  2. Куда поставить ледяную фигуру?
  3. Во сколько лет пойдут на пенсию мужчины и женщины с 2019 года?
Самое интересное в регионах

Делаете ли вы домашние заготовки (варенья, соленья) на зиму?