Надежда ФИЛАТОВА 0 333

Дурь в головах. Каждый второй подросток в крае пробовал наркотик

Несмотря на строгие запреты, молодые люди находят способы найти и употребить наркотики.

«У многих россиян до сих пор бытует мнение, что нарко­торговцы - это какие-то арабы на ишаках. Уже давно не так. Сегодня те, кто даёт в руки вашим детям наркотик, - это либо фармацевты, либо студенты, которые хотят заработать лёгких денег. Каждый второй подросток хотя бы раз пробовал дурь, а родители до сих пор думают, что это детская шалость. Я считаю, что только сообща можно победить это зло. Иначе мы потеряем целое поколение», - уверен Максим Шарин, куратор общественного проекта «Анти­дилер».

ДОСЬЕ
Максим ШАРИН родился в 1978 году в Оренбурге. Окончил Военную академию тыла и транспорта, офицер запаса. Помощник депутата Государственной думы Дмитрия Носова

Размах катастрофы ужасает

Надежда Филатова, «АиФ на Енисее»: - Максим, люди во многих регионах пытаются бороться с торгашами зелья. Громят нарко­притоны, силой удерживают наркоманов, пока у тех ломка, убивают и избивают их, чтобы неповадно было. Потому что не верят в законные меры борьбы с этим злом. А вы верите?

Максим Шарин: - Начнём с того, что я таких борцов не осуждаю. У самого иногда есть желание дать в лицо некоторым торгашам. Но мы пошли другим путём. Мы хотим показать общественнос­ти, что можно и правовыми методами менять ситуацию. Год назад начали с того, что хотели посмотреть, как аптеки соблюдают запрет на продажу кодеиносодержащих препаратов. Посчитали, что за ночь одна аптека продаёт «Тропикамида» (глазных капель) штук сто! Окулисты говорят, что выписывают один-два рецепта в месяц. Сидит ночью у окошечка фармацевт, а рядом с ним только три ящика этого препарата и шприцы - и больше ничего. Делали конт­рольные закупки, писали письма и запросы - бесполезно. Проверили более 300 аптек в Красноярске. Первое время каких-то конкретных решений - о том, что закрыли какую-то из них, не последовало. Но мы стали рейды проводить чаще, массово. И граж­данской своей ответственностью довели некоторые аптеки до того, что они сами перестали этим торговать. Значит, проблему можно решить, при этом ни разу ничего не нарушив.

- Почему общественность вынуждена включиться в эту борьбу с наркотиками? Наши правоохранительные органы не справляются?

- Это наша общая беда и наша общая ответственность. А силовикам сейчас реально нужна помощь. Штат сотрудников наркоконтроля не так велик, а размах катастрофы, которая происходит здесь и сейчас, ужасает. При этом и дети, и даже некоторые родители считают это шалостью. А по мне, родитель, услышав слово «спайс», должен сразу бить в набат, перерыть всю квартиру, проверить все контакты ребёнка, чтобы уберечь его, остановить вовремя. Ведь эта химия вызывает страшнейшие психозы. Многочисленные случаи суицидов среди подростков не случайны. Люди зачастую внимания не обращают на группу молодых людей, которые сидят на лавочке и смеются. А они употребляют спайс. И сегодня в чью-то семью придёт трагедия. Поэтому мы считаем, что именно общественность должна включиться в эту борьбу. Увидел - сразу позвонил и сообщил. Если каждый из нас будет обращать внимание на то, что происходит во дворе, в соседней квартире, куда вечерами его ребёнок ходит, половина дела уже будет сделана.

- Тогда встречный вопрос: а что может сделать группа людей без соответствующих полномочий, техники, знаний?

- Львиная доля синтетических наркотиков сейчас продаётся через Интернет. Представляете, каким должен быть штат сотрудников наркоконтроля, чтобы всё это отслеживать? А у нас в группе уже 11 тыс. человек. Люди находят в Сети сайты, торгующие зельем, и уже тогда передают информацию специалистам, чтобы заблокировали страницу. У нас есть своеобразные дружины, ездим в рейды, проверяем жалобы на подростков, которые после себя в подъезде шприцы оставляют. Ходим туда, фотографируем, смотрим, кто там находится, и уже тогда передаём информацию в нарко­контроль.

- А не боитесь? Всё-таки это бизнес, который ради денег ни перед чем не остановится?

- Безусловно, страшно. Были случаи, когда пытались на нас как-то воздействовать. Но мы собираемся большими группами. Если будет какая-то напряжённая ситуация, уверен, что в течение получаса в указанное место человек сто приедет. Кроме того, нас всегда поддержит полиция, УФСКН. Три месяца с нами сотрудничает сеть охранных предприятий. Они сами вышли на нас и направляют вместе с нами в рейд по два-три экипажа.

Многие люди уже сделали для себя вывод - гораздо страшнее сидеть и ждать, когда эта беда придёт к вам в дом. У меня у самого два сына. Младшему 4 года, старшему - 11. А в нашей стране с 12 лет дети уже знают, что такое наркотики. Если мы ничего делать не будем, кто их защитит?

«Сдай барыгу»

- Раньше школьники на переменах учились курить. А сейчас дуют спайс. Мне страшно от мысли, что рано или поздно и мой ребёнок может оказаться в такой компании…

- Если ребёнок до 12 лет начинает систематически заниматься спортом - любым, даже танцами, - у него вырабатывается своеобразный иммунитет. Ведь изначально наркотиками пытаются восполнить недостаток каких-то эмоций. Когда он получает мощный выброс адреналина во время тренировок, побед или неудач, ему не надо ничего дополнительного. И ещё. Вы выйдите в парк, посмот­рите, как мама прогуливается с коляской, при этом курит и пьёт пиво. Как она потом будет рассказывать ребёнку, что это вредно? Я этого не понимаю.

- Иногда есть ощущение, что в соседней квартире что-то не так. Но позвонить куда следует рука не поднимается. А вдруг потом сосед меня же подожжёт? Что делать?

- Здравое рассуждение любого человека, потому что защищённым никто себя не чувствует. У нас на странице в Интернете есть рубрика «Сдай барыгу». Мы же общественность - что хотим, то и пишем (Улыбается). Сюда в любой момент можно совершенно анонимно написать какую-то известную информацию, и, если увидим, что действительно есть факт употребления наркотиков, сами вызовем полицию, станем понятыми. Даже если 80% информации будет не совсем по нашей части, она может быть интересна участковому. У нас уже была встреча с начальником службы участковых края, и они готовы с нами сотрудничать.

Выделиться из толпы

- На словах очень многие поддерживают закон о запрете торговли алкоголем после 23 часов, о курении в общественных местах. И тем не менее продолжают курить и покупать пиво в любое время. Почему законы не работают?

- Моё личное мнение - у нас подмена понятий произошла. Почему-то общество себя противопоставляет государству. Страна - это не Путин, а все мы. Когда закон о запрете курения вступил в силу, мы в эту же ночь первые в России проверки по клубам провели. Знаете, что нам люди говорили? «Да я специально курить буду. Выписывайте штраф». Что за позёрство? Тогда можно ездить на красный свет, воровать и т. д. Правила надо соблюдать, потому что так проще жить. А у нас нарушил правило, выделился из толпы - всё, крутой!

- И всё же многие нам сейчас не поверят. Нагнетаете обстановку, хотите показать значимость своей работы, я ничего такого не встречал…

- А люди реально удивляются: неужели у нас в городе это есть? Потому что вечером домой пришёл, закрыл дверь - всё, что за ней, тебя не касается. А ночью происходит такое… Хороший район на ул. Водопьянова: детский сад, площадка ухоженная, всё красиво. Сидим ночью рядом с аптекой, и в течение часа человек 15-20 змейкой тянутся туда. А утром люди выйдут на улицу и не увидят ничего такого - они уже уползли.

СПРАВКА
Проект «Антидилер» под руководством депутата Госдумы Дмитрия Носова объединяет людей, готовых своими силами бороться с теми, кто продаёт пиво и сигареты детям и подросткам. Хотя в первую очередь в группу вступают те, кто хочет и готов бороться с нарко­манией. Впервые «Антидилер» появился в Красноярске, сейчас подобные группы объединяют людей во многих городах России. Недавно одноимённый проект появился в Минске.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Актуальные вопросы

  1. Можно ли проехать за скорой?
  2. Когда собакам дом построят?
  3. Голубые глаза с пигментом?
Самое интересное в регионах

Чего достойно нынешнее руководство Фонда капремонта в Красноярском крае?