АиФ на Енисее 0 5188

Когда воля страшнее неволи. Кто помогает адаптироваться бывшим заключенным?

К новому году каждый пятый в крае заключённый может выйти на свободу.

В декабре этого года в России ожидается масштабная амнистия. На свободу досрочно могут выйти 150 тыс. человек, или каждый пятый в стране осуждённый. В крае эта цифра колеблется от 1 500 до 4 500 человек.

Под амнистию могут попасть беременные, женщины, у которых на свободе остались несовершеннолетние дети, отцы, чьи дети не достигли трёх лет, инвалиды, пожилые, несовершеннолетние и дети-сироты. Конечно, при определённых условиях: они должны быть осуждены впервые, на срок не более пяти лет, четверть которого уже отбыли, и за преступление не из разряда тяжких. Куда пойдут эти люди, чем они будут заниматься, где они будут жить? Готовы ли социальные службы и правоохранительные органы края оказать им помощь в трудоустройстве и адаптации? Как не допустить, чтобы, освободившись по амнистии, люди вновь не попали за решётку? Исключить так называемый рецидив.

ВОЗВРАЩЕНИЕ В КАЗЕННЫЙ ДОМ

По статистике, выйдя на свободу, 42% бывших заключённых вновь попадают за решётку. Самый опасный период - первый год, половина рецидивов случается именно в этот период, затем - три года. Но бывает и так, что, пробыв на свободе довольно долго, человек всё равно возвращается в «казённый дом».

20 минут на свободе 

Наталья Ковалева Фото: АиФ на Енисее

- Самый короткий на моей памяти промежуток между отсидками - 20 минут, - вспоминает Наталья КОВАЛЁВА, начальник психологической лаборатории исправительной колонии общего режима ИК-22. - Женщина освободилась, вышла из ограды тюрьмы, тут же купила бутылку пива, выпила и попыталась вытащить кошелёк из чужой сумки.

Самый длинный промежуток вспомнили в ИК-6 - целых 20 лет! Характерно, что всё это время мужчина благополучно жил с семьёй, не употреблял спиртное, работал. Семья, люди, для которых ты что-то делаешь, - самый сильный сдерживающий фактор. Неред­ко трамплином для рецидива становится развод.

В чём главная причина рецидивов? Большинство заключённых, оказавшись по другую сторону решётки, просто не знают, с чего начать новую жизнь. Как правило, друзья потеряны, родные от них отвернулись. С супругами, которые попали за решётку, в 70% случаев разрываются отношения. Работы нет, жилья зачастую тоже.

Зона. Фото: www.russianlook.com

С 1995 года в Красноярском крае при министерстве соцзащиты населения работает центр социальной адаптации бывших заключённых. Но, как оказалось, работает неэффективно. Даже узнать информацию и позвонить в это госучреждение оказалось сложно. На сайте министерства социальной ­защиты населения такой подструктуры нет, в приёмной на просьбу дать его телефон посоветовали обратиться к интернет-справичнику. И это нам, журналистам, а как должен его найти человек, вышедший из заключения, - непонятно. Конечно, приложив некоторые усилия, телефон центра мы всё-таки отыскали. Оказалось, регламент его работы таков: сотрудники службы ждут, когда к ним с проблемами обратятся бывшие заключённые.

- Центр работает с обращениями граждан, - пояснила Ирина СОЛОВЬЁВА, сотрудник центра. - Допустим, вышел человек на свободу и не может устроиться на работу, или ему негде первое время жить. Мы можем посодействовать в трудоустройстве и предоставить временное жильё.

Однако далеко не все бывшие заключённые готовы обращаться за помощью. Кто-то и рад бы, да не знает, как это сделать. Они порой не знают даже, как добраться до нужного адреса.Представьте себе: человек несколько лет провёл за решёткой, многое в городе и в крае за это время изменилось, сориентироваться, где и какая служба сейчас находится, какие документы нужно собрать для прописки и устройства на работу, к кому и куда обратиться, ему сложно.

- Я обратился в центр социальной адаптации через месяц после освобождения, - рассказывает Илья, бывший заключённый. - Но оказалось, что нужно было ещё в колонии взять направление к ним. Я тогда об этом даже не думал, надеялся, что вернусь к родственникам, самостоятельно найду работу. Но возникли проблемы, родные меня не приняли. А в центре требуют предъявить документ, без направления помочь не могут.

Из тюрьмы пешком

Вера освободилась на 27-й неделе беременности. В колонии она параллельно работала, но, чтобы как можно быстрее оказаться дома и забыть весь этот кошмар, женщина уволилась. По приезде в Красноярск на работу её, конечно, никто не взял - до декрета осталось совсем немного, встать на учёт по безработице она тоже не смог­ла - ведь увольнение было по собственному желанию. Как, на что жить и растить ребёнка?

Сергей отсидел за решёткой четыре года. А два года назад случилось страшное горе: сгорел дом, а в нём - папа с мамой, парень остался совсем один. Из Арийска, откуда его выпустили, он пешком пришёл в Красноярск. Денег, чтобы доехать, просто не было.

Владимир пробыл за решёткой 13 лет, он из категории особо опасных рецидивистов, вышел на свободу недавно, из родственников у мужчины - только отец. Естественно, за это время у него появились особые привычки, манера поведения, да ещё и инвалидность. Устроиться на работу практически невозможно.

заключенные Фото: www.russianlook.com

Всем этим людям повезло. Ещё до освобождения они познакомились с сотрудниками Службы социального сопровож­дения лиц, освободившихся из мест лишения свободы. Вере там правдами и неправдами помогли оформить пособие по беременности и родам. Она благополучно родила дочку и уже приходила к сотрудникам службы поделиться своим счастьем. Сергея накормили, оставили переночевать, а уже на другой день нашли работу - вахтовым методом на деревообрабатывающем заводе, с предоставлением места в общежитии. Сейчас молодой человек прилично зарабатывает, одевает и кормит себя сам. Для Владимира, перелопатив тонну вакансий, нашли работу агента в салоне ритуальных услуг.

СПРАВКА
Согласно Трудовому кодексу РФ, людям, имеющим судимость или подвергавшимся уголовному преследованию, запрещено заниматься педагогической деятельностью и деятельностью в сфере образования, воспитания, развития несовершеннолетних, организации их отдыха и оздоровления, медицинского обеспечения, социальной защиты и социального обслуживания, детско-юношеского спорта, культуры и искусства с участием несовершеннолетних. На деле же этот список гораздо шире. Бывшим заключённым практически невозможно устроиться на работу: контролёром, экономистом, госслужащим, охранником, делопроизводителем, товароведом и даже геодезистом.

КОММЕНТАРИЙ

Владимир ШАЕШНИКОВ, начальник ГУФСИН по Красноярскому краю:

Владимир Шаешников. Фото: АиФ на Енисее

- Могу назвать десятка два известных людей в крае, которые, освободившись из мест лишения свободы, создали своё дело и успешно его развивают. Они уже стали другими, имеют в подчинении тысячи человек, занимаются в Красноярске и крае колоссальными стройками. Это те, кто «завязал», кто знает проблему изнутри. Это люди, которым помогли встать на ноги и вернуться к нормальной жизни. Поэтому не нужно списывать со счетов тех, кто выходит из заключения. Подобные службы должны быть не только в Красноярске, но и в крае.

Кроме того, мы со своей стороны всячески помогаем осуж­дённым адаптироваться к жизни после тюрьмы. Так, сейчас в разовом порядке идёт эксперимент, согласно которому при положительной характеристике человек за полгода до освобождения может под контролем надзорных органов выезжать на будущее место поселения, чтобы решить проблему жилья и трудоустройства.

АЛЬТРУИСТЫ БЕЗ ПРАВ

Служба социального сопровож­дения лиц, освободившихся из мест лишения свободы, создана в марте 2013 года на добровольных началах. По сути это волонтёрское движение и пока единственный проект в России.

Вернуть смысл жизни

Посильную финансовую помощь центру оказывают бизнесмены. К работе с бывшими осуждёнными привлекаются и те, кто ранее отбывал наказание в местах лишения свободы и имеет личный успешный опыт социальной реабилитации.

Сергей Пантелеев был за решёткой пять раз, впервые попал туда в 15 лет, сейчас ему 29. В последний раз вышел и решил помогать тем, кто так же, как и он раньше, не знает, как жить после. Устроился на работу, снял сначала одну квартиру, потом целый дом в Покровке. Принимает всех, кто обращается. Больных, инвалидов, без документов. Люди живут столько, сколько им необходимо, продуктами обеспечиваются, а готовят сами. Те, кто совсем не может трудиться, помогают по дому, чистят картошку, убираются.

По своей сути такая служба - аналог зарубежной службы пробации. В её штате - директор, сотрудник, отвечающий за трудоустройство бывших осуждённых, и два соцработника. Все специалисты - пенсионеры уголовно-исполнительной системы Красноярского края.

Михаил ЛАММИНПИЯ Фото: АиФ на Енисее

- Мы получаем информацию о человеке за несколько дней до освобождения и ещё в колонии начинаем с ним работать,  - рассказывает Михаил ЛАММИНПИЯ, директор службы. - Нам важно трудо­устроить его, помочь восстановить документы. Выясняем, есть ли у него родственники, смогут ли они его встретить, принять.

Волонтёры буквально под руки берут вчерашних арестантов чуть ли не с первых шагов их вольной жизни, чтобы не перехватили «друзья-товарищи», беседуют, если нужно, сажают в поезд, отправляют домой. За неполный год работы помогли устроиться в жизни после заключения 300 бывшим осуж­дённым, 52 человека отправили на работу вахтовым методом. Среди них на сегодня случилось только три рецидива. Это очень мало.

Когда государство не может…

Сотрудники службы - абсолютные альтруисты. По городу мотаются за свои деньги. Здание, где располагается служба, содержится за счёт ГУФСИН. Небольшую финансовую поддержку оказывает бизнесмен Владимир Владимиров.

Но для чего тогда нужен государственный центр помощи бывшим заключённым, если он работает плохо? Такой же воп­рос возник у депутатов ЗС края.

Служба социального сопровождения отличается от государственной структуры тем, что начинает работу с осуждёнными не постфактум, а ещё в то время, когда человек находится за колючей проволокой. Таким образом, заключённый знает, что на воле его судьба кому-то не безразлична. Волонтёры поручаются за своих подопечных перед работодателем, составляют рекомендательное письмо, контролируют, как они живут, не пьют ли, ходят ли на работу. Ни одна государственная структура этим не занимается.

КОММЕНТАРИЙ

Юрий ШВЫТКИН, депутат Законодательного собрания Красноярского края:

Юрий ШВЫТКИН, Фото: АиФ на Енисее

- Люди на добровольных началах, без зарплаты, а работают как надо. Это неправильно - у них должен быть официальный статус, права. Нужно ввести их в штат центра социальной адаптации осуждённых. Это позволит отрегулировать вопрос на государственном уровне, даст возможность неравнодушным активистам по­участвовать в грантах. Очевидно ведь, что госструктуры должны выполнять свои обязанности, а не перекладывать их на общественные организации. Отсутствие нормального социального сопровождения лиц, которые выходят из мест заключения, может усугубить криминогенную обстановку в городе и в крае, увеличить рост рецидивной преступности.

ПОЗИЦИЯ ВЛАДИМИРОВА

Попасть за решётку может каждый

Владимир Владимиров. Фото: АиФ на Енисее

Амнистия - безусловно, вещь необходимая. Нерационально содержать за счёт налогоплательщиков армию людей, которые могли бы сами работать.

Существует опасность всплес­ка преступности, но здесь как раз задача государства - подготовиться к этому процессу. Помочь людям, которые вышли на свободу, найти работу, завести семью и больше не сбиться с пути. В России две категории людей, у которых возникают проблемы с трудоустройством: это бывшие заключённые и те, кому за 35. И совершенно напрасно. Среди них есть отличные работники. В нашей стране такая система правосудия, что попасть за решётку может каждый.

Я поддерживал Службу сопровождения бывших заключённых с момента её появления и считаю, что это как раз та форма работы, которая очень необходима. Сотрудники службы не просто помогают найти работу, а ведут людей по жизни дальше, контролируют их адаптацию в обществе, ведь рецидив может наступить в любой момент. А по статистике, те, кто попал за решётку второй-третий раз, уже редко возвращаются к нормальной жизни. Вот этого как и раз и нельзя допустить.

Владимир ВЛАДИМИРОВ, депутат Красноярского городского совета депутатов

Материалы подготовили: Анна НАУМОВА, Андрей МОСКОВ, Полина ИЛЬИНА

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Актуальные вопросы

  1. Что носить осенью?
  2. Зачем красноярцам сенсорный парк?
  3. Как празднуют день осеннего равноденствия?
Самое интересное в регионах

Вы поддерживаете идею введения многоженства в России?