Татьяна РУДЕНКО 1 905

«Против законов физики». Врачи из Сибири пришили женщине оторванную руку

Для успеха операции нужно мастерство хирурга, высококлассная техника и удача.

Во время операции пациентка боялась уснуть, чтоб не проснуться без руки.
Во время операции пациентка боялась уснуть, чтоб не проснуться без руки. © / Сергей Головач / Красноярская краевая клиническая больница №1

Среди врачей есть такие, искусство которых подобно деяниям Творца - они возвращают жизнь, казалось бы, уже погибшим частям тела. Пришивают руки, кисти, пальцы. С одним из таких докторов, хирургом Красноярской краевой больницы №1 Вадимом Кеосьяном, поговорил корреспондент «АиФ-Красноярск».

Восьмидесятый уровень!

Татьяна Руденко, корреспондент «АиФ-Красноярск»: Вадим Тигранович, недавно в краевой больнице женщине пришили руку - не просто отрезанную, а вырванную механизмом на мясокомбинате. Кажется абсолютной фантастикой, но вы это сделали. Как?

- 80-й уровень! (Смеётся). Когда узнали, что везут женщину с такой травмой, были сомнения. Чем больше повреждена оторванная часть, тем сложнее её вернуть на место. Сложность заключалась в том, что часть сухожилий была вырвана с длиной «хвостиков» 10-12 см, а часть порезана. Ещё и локтевой нерв был вырван, сосуды не просто разрезаны, а смяты. После того как сшили артерию и вену, была задача восстановить кровоток. Рука к этому времени стала уже твёрдой. Но постепенно размяли, кровь пошла, кожа порозовела.

Время доставки пациента было уже на грани возможного. Травма произошла в 13.30, операция началась в 22.00, а закончилась в 7.00 следующего дня. За это время сменились три ассистента. А в 9.00 у меня была уже следующая операция - плановая. После неё пошёл на медосмотр, прилёг делать ЭКГ и чуть не уснул.

- Что обеспечивает успех операции? Просите помощи у высших сил?

- Мастерство хирурга, высококлассная техника, правильная анестезия, сохранность конечности. И, конечно, удача! Марина, наша пациентка, говорит, что у неё сын - священник. Он знал о травме и молился. Может, это помогло. Я-то сам в бога не верю.

9 часов длилась операция. Фото: Красноярская краевая клиническая больница №1

Против всех законов физики

- Кисть пришивали не под общим наркозом? Неужели человек всё чувствует?

- Использовали местную анестезию: в руку ставится укол, и она отключается, не двигается и не чувствует. Это более щадящий способ по сравнению с общим наркозом в течение 9 часов, после которого человек просыпается и начинают сокращаться только что пришитые мышцы, которые от этого могут порваться. Выход из местного обезболивания плавный, постепенный. Марина говорит, что всё слышала, не давала себе спать. Боялась, что проснётся без руки.

- Рука полностью восстановится?

- Никогда отрезанное и заново пришитое не станет таким, как было. Обязательно будет укорочение, меньшая амплитуда движений, не совсем возоб­новится чувствительность. Поэтому оторванные пальцы не всегда пришивают. Только большой и указательный, другие нет смысла. Пришитый палец ограничивает функцию других. Если много пальцев оторвано или кисть - тогда нужно делать.

Но есть исключения. У нас был случай реплантации мизинца ногтевой фаланги на левой руке (медсестра получила производственную травму каталкой в больнице. Везла больного и врезались в проход). Как говорил Батяня в фильме «В бой идут одни «старики»: «Против всех законов физики! Сбил!» Теперь ногти накрасит - и не заметишь шрама.

- Часто приходится пришивать оторванные конечности?

- Реплантация не уникальна. В нашем отделении это примерно три операции в год. В Красноярске их делают с 90-х годов, в Москве, Петербурге - с 80-х, а в мире - ещё раньше. Самый первый наш результат - 1994 год, оторванный палец. Человек 12 часов ехал к нам из Минусинска по гололёду. Тогда я обе руки тренировал и вену зашил левой рукой. Всего в моей практике было около 20 реплантаций.

Только не замораживать!

- Что нужно делать, если с кем-то из близких произошёл подобный несчастный случай?

- На первом месте всегда забота о самом человеке, а не о части его тела. Сначала нужно остановить кровотечение. Положить пострадавшего, поднять руку вверх, наложить тугую повязку и сдавить через неё рану. Про жгут я почему-то ничего не сказал, верно? Он нужен, только если сделанное не помогло. Когда накладываешь жгут, попадаешь в цейтнот. Дольше двух часов ни один человек без анестезии его не выдержит. Можно ещё больше навредить.

Что делать с отчленённым сегментом? Нельзя класть его в снег, лёд, морозильную камеру. Поду­майте, почему люди обмораживают себе руки-ноги? Как только что-то замёрзло до нуля градусов - всё, можно выбрасывать. Вода переходит в лёд, разрывает клетки.

Если до больницы не больше часа - не надо вообще заморачиваться. Когда дольше, то нужно охладить. Взять два новых прозрачных пакета. В один положить отсечённую часть тела, завязать. В другой - смесь воды со льдом в соотношении 2:1, льда можно меньше. И в него вложить первый пакет.

Марине повезло, что рядом оказался опытный человек, Владимир Рылов - давний знакомый, коллега. Раньше он работал на лесопилке и был свидетелем несчастных случаев. Он достал руку из этой ужасной штуковины и оказал первую помощь. Кисть в пакет положили и поехали в больницу Дзержинского. Оттуда уже женщину доставили в Красноярск.

- Если рука замёрзла, никакие старания не помогут?

- В 2005 году был случай - девушка с отрубленной кистью. Привезли издалека, с уже полностью замороженной рукой. По идее оперировать было бесполезно, но жалко девушку. Решили попробовать. Сделали, запустили кровоток, кожа покраснела, вроде бы нормально. А на следующий день кончики пальцев начали чернеть, словно обмороженные. И так постепенно вся рука почернела.

Наука, ремесло и искусство

- Насколько сложна такая операция?

- Некоторые элементы довольно простые. Даже говорят, будто бы в таинственных китайских странах сосуды дают шить молоденьким девушкам без медицинского образования. Может, и правда. У девушки координация хорошая, она терпеливо сидит и шьёт.

Сложность в том, что в микрохирургии необходимы навыки разных специальностей. Рана - это хирургия, фиксация кости - травматология, сосуды сшить - сосудистая хирургия, скрыть дефект - пластическая. И это должен делать один человек. Всё в комплексе, с учётом естественного тремора пальцев, длительности операции - получается на грани человеческих возможностей.

Здесь всё соединяется. Наука, которая изучила, как устроен человеческий организм. Затем ремесло - нужно просто уметь это сделать. Дальше - искусство, творчество. В этой операции мы же не просто сшили порезанное. Брали то, что уцелело и может работать, малоповреждённое, и перемещали туда, куда нужно. И, наконец, когда тяжело, на пределе возможностей - это спорт… или война.

Сотрудники больницы. Вадим Кеосьян - третий слева. Фото: Красноярская краевая клиническая больница №1

- Наверное, ничто другое не даёт такого удовлетворения от работы?

- Закрыв дверь в операционную на 9 часов, отключаешься от всего. Хорошо чистит карму! (Смеётся). Когда сделаешь что-то уникальное, чего никто не мог, потом идёшь по улице - и тебе на всю грязь, мусор и бытовые неурядицы глубоко фиолетово.

Есть такая притча. Когда человек что-то делает руками - это раб. Когда он работает руками и головой - это мастер. А когда работает руками, головой и душой - это творец.

Отдыхать от напряженной работы помогает сноуборд. Фото: Красноярская краевая клиническая больница №1

- А кроме работы есть какие-то увлечения?

- Катаюсь на сноуборде, на роликах, плаваю в бассейне. Изучаю иностранные языки, особая любовь к итальянскому. А недавно в спектакле, поставленном коллективом больницы к 75-летию, сыграл Гамлета: «Быть или не быть?» Конечно, быть!

- Как вы пришли в микрохирургию? Призвание или случайность?

- В 1994 году прошёл курс микрохирургии в Санкт-Петербурге. Работал в дорожной больнице нейрохирургом, и меня позвали в краевую клинику, чтобы заниматься хирургией кисти. Чувствовал какую-то склонность. Связываю это со своим инженерно-техническим складом ума. В том, как работает кисть, много технических аспектов. В нейрохирургии тяжело, не дай бог, тяжёлое осложнение. А тут работа непыльная (Смеётся).

В мединститутах нет такой специальности - «микрохирургия», нельзя выучиться сразу. Получается, это только передача опыта из рук в руки в отделении больницы, но на базе специализации хирурга, пластического хирурга или травматолога. Микрохирургов мало. Врачам-травматологам сейчас интереснее в людей закручивать всякие железяки. А мы руку пришили без единой железки. Это считается не высокотехнологичной операцией, а обычной. Как удаление аппендикса. 

Вадим Кеосьян в роли Гамлета.
Вадим Кеосьян в роли Гамлета (в центре).. Фото: Красноярская краевая клиническая больница №1

Досье
Родился в Свердловской области в 1965 году. Окончил Томский медицинский институт в 1988 году. Специализировался по микрохирургии в Санкт-Петербурге, по пластической хирургии - в Москве. Заведующий отделением микрохирургии Красноярской краевой клинической больницы. Победитель конкурса «Лучший врач Красноярского края 2015 года». Женат, есть сын.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (1)
  1. евгений57
    |
    14:49
    19.10.2017
    0
    +
    -
    Молодец,врач-волшебник.Побольше-бы таких специалистов.
Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Актуальные вопросы

  1. Как правильно ходить в гололёд?
  2. Зимой воздух чище?
  3. Почему врач назначает дорогое лекарство?
Самое интересное в регионах

Появились распродажи просроченных продуктов. Вы покупаете «просрочку»?