aif.ru counter
Полина Ильина 1 838

«Нашей медицине не хватает милосердия», - считает врач Алевтина Хориняк

Все материалы сюжета Судебное преследование врача Алевтины Хориняк

Красноярского врача, который выписал тяжелобольному пациенту сильное обезболивающее, осудили за незаконный оборот нар­котиков и...

Татьяна Руденко / АиФ

Красноярск, 13 июня — «АиФ на Енисее». Накануне Дня медицинского работника мы встретились с Алевтиной Хориняк и поговорили о врачебной этике, работе участкового терапевта и о том, чего не хватает современной медицине.

В состоянии стресса

«АиФ на Енисее»: - Алевтина Петровна, можно ли научить быть хорошим врачом, или врач - это от Бога?

Досье:
Алевтина Хориняк родилась в 1942 году в Красноярске. Окончила медицинское училище и Красноярский медицинский университет. Более 50 лет проработала в медицине Красноярска и края. Трудилась в онкологическом отделении Красноярской краевой больницы, краевом туберкулезном диспансере, городском туберкулезном диспансере. После выхода на пенсию Алевтину Петровну пригласили в городскую поликлинику №4.

Алевтина Хориняк: - Сложно сказать, но точно нельзя заставить. Я иногда смотрю на некоторых своих коллег: их безумно раздражают пациенты. Бывали случаи, подходил ко мне врач из другого кабинета и говорил: «Попринимай, меня уже довели». И в состоянии такого стресса он работал с людьми. Я тоже не идеальная. Помню, однажды до 12.00 отвела приём и засела с бумагами. В 15.30 открывается дверь, и мужчина просит принять его. Я объясняю, что мне некогда, тороплюсь на вызов. Он начал кричать, оскорблять меня, выскочил в коридор. Меня как осенило, а вдруг он с моего участка, зачем наживать себе врагов. Я за ним, завела в кабинет, взяла за руку, успокоила, выслушала. Задержалась, конечно, сильно, но у меня правило - на моём участке ни один человек не должен быть огорчён.

«АиФ на Енисее»: - Почему сегодня пациенты всё чаще не доверяют врачам?

А.Х.: - Чувствуют, что врач не погружён в их проблему. За те 15 минут, которые отводятся на приём, только жалобу можно выслушать, на рекомендации уже нет времени. Отсюда ложные диагнозы и неправильное лечение. Однажды меня вызывают к женщине - высокое давление. Я прихожу и замечаю, что она как-то прохладно меня встречает, немного замедленно говорит, хотя обычно всегда приветлива и суетлива. Измерили давление - высокое, но не критичное. Больше никаких признаков. Как бы невзначай она отмечает, что плохо видит.

Вызываем инсультную бригаду. Доктор осмотрел её вдоль и поперёк, все рефлексы в норме, спрашивает меня: «Ну, где здесь инсульт?» Я отвечаю, что она странно себя ведёт, не так, как обычно, и зрение падает. Тогда он вытаскивает фонарик, смотрит один глаз, второй и командует: «Немедленно госпитализируем». Пациентку еле-еле успели довезти до БСМП, инсульт развился уже в палате. Оказалось, у неё было кровоизлияние в хиазму - место, где перекрещиваются глазные нервы. Это самое начало инсульта, но состояние очень опасное, потому что задет ствол головного мозга. Вот что значит интуиция, и вот этого врачам, которые быстро, на бегу, осматривают пациентов, сегодня очень не хватает. Сейчас же есть все условия для того, чтобы поставить правильный диагноз. Только займись больным, вникни в него.

Когда я ухожу в отпуск, мне коллеги звонят и ругаются, что я разбаловала своих больных - подолгу их принимаю. И я совершенно не ожидала, что мои пациенты вступятся за меня. На сегодняшний день уже собрано 150 подписей в мою защиту. Меня останавливают на улице, поддерживают, переживают. Значит, я работала не зря.

Помочь достойно умереть

«АиФ на Енисее»: - Если врачу платить больше, он будет лечить лучше?

А.Х.: - Профессионализм приходит со временем, и не важно, за какие деньги работает доктор. Если он не любит свою работу, заплати ему хоть 100 000 рублей - это ничего не изменит. А маленькая зарплата - не повод относиться к больным с неприязнью. Я несколько раз принимала больных, которые приходили ко мне после посещения дорогих медицинских центров. Они выкладывали по 20 000 рублей за обследования, им выдавали кипу бумаг, и они приходили с ними куда? К участковому терапевту!

«АиФ на Енисее»: - Чего не хватает нашей сегодняшней медицине?

А.Х.: - К сожалению, в России и в крае нет традиции помощи безнадёжным больным. Мы не помогаем людям достойно умирать. Нам крайне необходима хосписная служба помощи. В Красноярске есть хоспис, и я одна из немногих врачей, которые активно направляют туда пациентов. Но там всего 30 мест. Тяжёлые, особенно спинальные, больные находятся в безвыходном положении. Они и их родственники испытывают ужасные муки. В 60-х годах я работала медсестрой в онкологическом диспансере, и если больному диагностировали онкологию, он не мог самостоятельно передвигаться и обслуживать себя, врачи обязаны были его госпитализировать, даже уговаривали, заставляли поехать в больницу. Тогда врач стоял на страже чувств и больного, и его родственников. В стационаре пациент получал столько обезболивания, сколько нужно, и тот уход, который был ему необходим. Ему позволяли достойно и спокойно умереть. Сегодняшняя политика чудовищна - если больной не может сам дойти до туалета, никакой стационар его не возьмёт.

«АиФ на Енисее»: - Как врач привыкает к смерти?

А.Х.: - Сложный вопрос. Я всегда до последнего верю, что может случиться чудо. Десять лет назад у меня на участке умирала женщина. Мы с дочерью считали часы, которые ей остались. Но вопреки всему ей стало лучше, она поправилась и, прожив ещё более 10 лет, умерла в возрасте 95 лет. Тяжелее всего, когда человек уходит внезапно, когда этого не ожидаешь, начинаешь копаться, анализировать, что сделал не так, чего не заметил, не учёл.

Права пациента

«АиФ на Енисее»: - Очень часто родственники тяжелобольных, особенно детей, стремятся увезти родных за рубеж. У нас действительно лечат хуже?

Кстати:
Российские врачи паллиативной медицины распространили в социальных сетях открытое письмо в поддержку красноярского врача-терапевта Алевтины Хориняк. Авторы настаивают на отмене приговора, отмечая, что, выписывая рецепты на обезболивающий препарат не прикреплённому к её поликлинике пациенту, врач выполняла свой профессиональный долг. А уголовное наказание за исполнение врачебного долга недопустимо.

А.Х.: - У нас хуже условия вылечивания и выхаживания. А это - половина успеха. Я пять раз была в Германии и поражена возможностями их врачей, оперативностью работы. Например, приезжаю в гости к подруге, у неё муж с нарастающей лёгочной недостаточностью, весь синий. Они вызывают скорую помощь, та приезжает, осматривает пациента и принимает решение вызывать вертолёт. Мужчину увозят в кардиоцентр, и там ему уже через полчаса делают всё, вплоть до шунтирования. Какие операции, он же хроник, не выдержит, - думаю я про себя. А он выдержал и живёт до сих пор.

«АиФ на Енисее»: - Врач каждый день ходит по лезвию ножа. И ваша ситуация ещё одно тому подтверждение. Как бы вы поступили, если бы можно было повернуть время вспять?

А.Х.: - Точно так же, даже не раздумывая. Я выписала достоверный, правильный рецепт онкологическому больному, который в нём нуждался. Я внесла в него все реквизиты больного и все свои данные. Этот рецепт не требует подписи ни заведующего, ни главного врача, ни штампов. По этому рецепту обязана продать препарат даже аптека в Новосибирске или любом другом городе. Преступлением было бы оставить больного умирать от боли. Я не нарушала клятву Гиппократа. На одном из судебных заседаний чиновники из министерства здравоохранения края выступили со словами, что «врач не имеет право выписать федеральному льготнику платный рецепт, таким образом он нарушает его права на обеспечение бесплатными лекарствами». А ситуация, когда по бесплатным рецептам нет необходимых препаратов, не нарушает права пациента? Возможно, но она нарушает права человека на милосердное отношение. Согласно Конституции РФ больной имеет право на снятие боли доступными методами и на гуманное отношение врача.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (1)
  1. Сергей Алексич
    |
    23:03
    17.10.2014
    0
    +
    -
    Самый точный чей-то вердикт ситуации в медицине: теперь это не лечение больных , это не помощь страждущим , не снятие боли итд. Это услуга : механическая услуга рассчитываемая в министерствах и правительстве , для единицы человеческого тела . И здесь чиновники не дают места боли , помощи (тем более безвозмездной) , здесь больше нет врачей . Последняя ситуация из жизни сегодня : очередь к узкому специалисту в диагностическом центре ... сам осмотр - 5 мин . ... заполнение бумаг - 10-15мин . Итог - приняты единицы . Зато на выходе с равнодушной злостью с обоих сторон держим в руках бумажку с перечислением услуг , и затраченными неким гос-вом на это средствами .
Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Актуальные вопросы

  1. Чем запомнился Алексей Клешко?
  2. Куда поставить ледяную фигуру?
  3. Во сколько лет пойдут на пенсию мужчины и женщины с 2019 года?
Самое интересное в регионах

Появились распродажи просроченных продуктов. Вы покупаете «просрочку»?