aif.ru counter
Эдуард ЭДИН 0 212

Климат Сибири мог быть другим. Природа континента уместилась в одном крае

Профессор Николай Степанов - об экологии, смене климата, зелёном щите региона и стереотипах.

25 лет учёные пытаются спасти кедр на юге края.
25 лет учёные пытаются спасти кедр на юге края. © / Фото: Эдуард Эдин / АиФ

Растительный мир Сибири многолик и пёстр. В других случаях такое разнообразие растений можно увидеть на пространстве от Арктики до центра Азии - природа целого континента уместилась на сравнительно небольшом участке земли, выполняя функцию зелёного щита. Насколько крепок этот щит? Об экологии, смене климата и укоренившихся стереотипах корреспондент «АиФ-Красноярск» пообщался с профессором СФУ, доктором биологических наук Николаем Степановым.

Меняем Рембрандта на картинки

Эдуард Эдин, корреспондент «АиФ-Красноярск»: Николай Витальевич, какие деревья наиболее ощутимо влияют на экологическую обстановку: хвойные или лиственные?

Николай Степанов: Если брать в целом по краю, то хвойные. Будучи самыми многочисленными и долгоживущими, они связали больше всего углекислого газа и сформировали экосистемы - можно сказать, «иммунитет» природы. В Красноярске это наоборот лиственные. Они быстро растут и приспособлены к городским загрязнениям и иному неблагоприятному влиянию. Нельзя забывать и о траве, с которой так усердно борются различные городские службы. Она улавливает оседающую пыль и иные загрязнения. Вообще, что касается вклада в глобальную «экологию», вклад недревесных растений значительно больше. Деревья - верхушка айсберга. Водоросли, лишайники, мхи, травы - вот основной фундамент биосферфы. 

- Как изменяется зелёный щит края со временем?

- Везде щит меняется пока в одну сторону - худшую. Да другое и невозможно в эпоху мировой «рыночной экономики». Я бывал во многих местах на юге края. И практически все они за последние 30 лет стали ближе к свалке. Изменения происходят быстро. Самое печальное, что эти процессы идут и в охраняемых территориях. Это и Столбы, и Ергаки, и другие объекты. Зелёная зона вокруг Красноярска меняется ещё быстрее и сильнее. Виной всему человек, вернее, современный мировой уклад жизни. Сейчас всё оценивается не на предмет ценности, а на предмет цены. Мировая экономика не переносит мировую экологию. Нонсенс. Но это тема отдельного большого разговора. Наш регион выглядит сравнительно неплохо на фоне других регионов России, как и Россия выглядит неплохо на фоне мировом. Но это заслуги не наши, а планеты. Тенденции у нас те же самые, и дело времени, когда мы «догоним и перегоним» мир.

Зелёная зона вокруг Красноярска меняется ещё быстрее и сильнее.
Зелёная зона вокруг Красноярска меняется ещё быстрее и сильнее. Фото: Заповедник "Столбы"

- Кстати, в Сети имеется противоречивая информация: с одной стороны, деревьев в промышленных целях вырубается всё больше, с другой - в тропиках их количество растёт. Наша планета становится зеленее или нет?

- Достаточно посмотреть на космические снимки того же «Гугла». При детальном приближении районов, где должны быть тропические леса, вы увидите контрастную пестроту, состоящую из островков оставшегося леса и сельхозугодий или иных «пустошей». И деревья нужно оценивать не только количеством, а в первую очередь разнообразием и возрастом. Вот взять наш Красноярск: к примеру, вырубили 100 взрослых тополей, а вместо них в другом месте посадили 150 саженцев. Это как если бы из музея забрали картину Рембрандта, а вместо неё дали 100 современных картинок. Наша планета, к сожалению, становится всё менее и менее зелёной. А пустынь в бытовом смысле становится больше. И это очень печально и опасно. 

Когда в товарищах согласья нет

- Многие замечают, что плюсовая температура весной наступает быстрее, чем несколько десятков лет назад. Может, в связи с этим у нас стало расти что-то, чего раньше не было?

- Флора вообще довольно консервативна. И если сообщества растений (экосистемы) не нарушены, то чужаков они к себе не пускают. Чем сильнее нарушена природа, тем легче приживаются в ней всякие монстры или чужеродные виды. Проведём параллель: если в доме есть хозяин, установлен порядок, то в такой дом («экос») нежелательные приживальщики попасть не могут. А если в доме разруха, хозяин в загуле, окна и двери настежь, то рано или поздно в таком доме вдруг обнаруживаются крысы, тараканы, бродячие собаки и даже ещё хуже. В Сибири природа хоть и нарушена, но пока не настолько, чтобы чужеродные виды могли легко в неё внедриться. В основном новые, часто более теплолюбивые виды появляются рядом с человеком, там, где всё нарушено запредельно. Природные, естественные процессы происходят медленно: притирка нового вида (речь о растениях) к другим условиям требует времени несколько большего, чем десятки лет. А вот исчезновение старых видов происходит более заметно.

В сибирских лесах растут полезные для здоровья человека витамины. Фото: АиФ/ Эдуард Эдин

- Сколько видов растений исчезает?

- Исчезающих видов сотни. Это очень много. В Красной книге растений края, где учтены далеко не все виды, их более 500. Биологический вид исчезает, как правило, не сразу. Сначала оскудевает генетическое разнообразие популяций вида - кирпичиков, из которых сложен любой вид.

Сейчас, например, когда «раскупили» возможность рубить лес, никто не думает, что под топор попадают и особенно ценные - племенные, элитные особи. Раньше, в советское время, специалистов по лесу было много, наиболее ценные экземпляры отыскивались, помечались и сохранялись. Сейчас всё пошло «самотёком». Например, с 1994 года учёные-специалисты безуспешно пытаются оградить наиболее ценные кедровые леса мирового значения на юге края. Постоянно находятся какие-то моменты, почему эти леса нельзя официально сохранять. Чтобы лес вырубить, нужно совсем немного усилий, никаких особых согласований - договориться в соответствующей конторе, и всего дел. А чтобы этот лес сохранить, нужно договориться чуть не с сотней субъектов с противоположными интересами. И вот проходят годы, кое-как договорились с лесниками, геологами, землевладельцами, охотниками, местными администрациями, провели слушания с населением и прочее, и вдруг меняется закон или что-то ещё - и всё приходится делать заново. Это вопрос большой и требует отдельного разговора.

Из-за «черных лесорубов» гибнуть миллионы гектаров леса.
Из-за «черных лесорубов» гибнут миллионы гектаров леса. Фото: АиФ/ Александр Ефанов

Кондуктор, нажми на тормоза

- Можно ли сознательно влиять на изменение климата и экологическую обстановку высаживанием деревьев? И нужно ли? Вообще, насколько велико влияние человека на изменение климата, по-вашему?

- В глобальном плане это довольно затруднительно. Чтобы остановить сползание в экологический кризис, нужно, чтобы все страны (руководящие элиты) и большинство людей стали дружно высаживать деревья или хотя бы высаживать в разы больше, чем рубить. И так на протяжении сотни или более лет. Пока я не вижу возможности такого действия. Но локально изменить климат или микроклимат можно. Например, климат Красноярска 50-60 лет назад был иным, и не потому, что общеземной климат был суровее.

За полвека человек ухудшил микроклимат Красноярска очень сильно и продолжает это делать. Необоснованные вырубки деревьев на улицах города и в зелёной зоне, скашивание травы (под предлогом, что косят «газоны»), сжигание травы, незамерзающий Енисей… не говоря об общем загрязнении воздуха, воды, почвы. Наши чиновники «изобрели» за последние 15 лет такое движение транспорта, что центр города стал мечтой токсикомана. И дело не только в увеличении количества транспорта. Например, все автобусы с правого берега (Коммунальный мост), которым нужно на запад города, сначала должны проехать квартал на восток (ул. Сурикова), потом квартал на север (ул. Марковского). В итоге для сотен больших машин, обеспечивающих тонны выбросов, нужно делать впустую целый километр по центру города. Кроме этих бесполезных выбросов ещё возникающие по этой причине пробки и холостые выбросы. И это случай не единичный. Это норма для Красноярска. Глядя на спутниковую карту Земли, можно прийти к выводу, что общее влияние человека на климат велико. Вернее, климат бы менялся, но совсем в другом направлении, нежели то, что мы имеем сейчас.

За полвека человек ухудшил микроклимат Красноярска очень сильно и продолжает это делать. Фото: АиФ/ Сергей Филинин

- В каком именно?

- Сложно сказать, потому что факторов, влияющих на климат, очень много. Любой малюсенький фактор может оказаться решающим. За последние 10-12 тыс. лет климат менялся много раз, и каждый раз неповторимым образом. В самом общем смысле говорят о потеплении-похолодании, но есть ещё и влажность, и другие факторы. Можно сказать, что человек оказался решающим фактором и повлиял на климат в сторону «потепления». 

- Необратимы ли эти изменения?

- Такое сравнение. Люди едут на автомобиле, всё нормально. Подъезжают к склону, за которым пропасть, и вот водитель этой машины решает вдруг ехать по склону поближе к обрыву. Некоторые пассажиры против (но не сопротивляются), другие не против. Едут к обрыву. Сначала интересно, потом адреналина больше - склон всё круче, осыпи всё подвижнее. И вот машина заехала так, что застряла. Вернее, вниз можно, а вверх, к безопасной дороге, уже никак не получается. И вот один человек спрашивает своих попутчиков: «А можно ли сознательно повернуть машину назад? И нужно ли?» Я бы ответил так: да, назад вернуться нужно. Можно ли? Не знаю. Но знаю одно: стараться нужно всё равно. Правда, это очень-очень сложно. И есть две проблемы. Первая простая - повернуть машину назад и пытаться найти безопасный и возможный путь. Запастись большим-большим терпением и готовностью терпеть лишения. Вторая проблема сложная, и, пока её не решить, невозможно приступить к решению проблемы номер один. Эта проблема - в беспечности и непонимании многих пассажиров сложившейся опасной ситуации и в водителе автомобиля. Пока водитель не захочет, он машину назад не повернёт.

Деревья не заряжают человека

- Что росло на территории края тысячи и миллионы лет назад? Находили ли какие-то окаменевшие деревья?

- Находок много, в том числе и в крае, просто о них реже упоминают в СМИ. 10 тыс. лет назад природа имела тот же облик, что и сейчас. 40 и более тыс. лет назад в эпохе оледенения была широко представлена тундра, которая могла быть на широте Красноярска. А вот более 100 тыс. лет назад Сибирь была менее узнаваемой: здесь росли леса из дубов, лип, клёнов, ореха типа грецкого, виноградники и т. д. Такого типа леса сейчас встречаются на юге Дальнего Востока. Большинство видов тех растений вымерли и сегодня не встречаются нигде. Если мы углубимся на миллионы лет, то там флора и фауна будут совершенно иными. Ближайшие потомки тех видов - сохранившиеся в ненарушенных лесах и горах плауны, папоротники, мхи и другие.

Дерево может зарядить человека только при ударе молнии. Все остальное- миф.
Дерево может зарядить человека только при ударе молнии. Все остальное- миф. Фото: pixabay.com

- Можете ли развеять какие-то стереотипы, связанные с растениями?

- Ну, например, плод рябины - не ягода, а яблоко. У земляники - не ягода, а многоорешек. То, что мы называем кедр, на самом деле сибирская кедровая сосна и не имеет к настоящему кедру отношения, они очень дальние родственники. У неё нет орехов, а только семена. У грецкого ореха не бывает орехов, а костянка, как у сливы. У растений есть половое размножение, но «мужчин» и «женщин» можно рассмотреть под микроскопом. И главное: деревья не высасывают или не заряжают человека энергией в традиционном понимании! «Заряжать» могут в двух случаях: при ударе молнии и намного чаще - когда мы употребляем в пищу их орехи, плоды и т. д.

- Какие растения и чем удивили вас во время ваших исследований? Даёте растениям названия? Клопогон приятный, жарок Виталия…

- Меня как ботаника растения часто удивляют. Тут даже сложно перечислять. Удивили, конечно, и те, которые потом были описаны как новые для науки виды. Названия приходится выдумывать самому. Название вида не целиком, а только видовой эпитет. Например, клопогон - название старое и давно известное. Раньше у нас был известен единственный вид, клопогон вонючий - растение хоть и лекарственное, полезное, но ужасно пахнущее! И вот мне попался клопогон без ужасного запаха, даже нежный на ощупь. Вот по аналогии я его и назвал приятным. На природе такие необычные явления попадаются на каждом шагу. Например, в экспедициях я видел много лиственниц, разбитых молниями, и очень мало других деревьев. То есть получается, что молния «любит» больше всего это дерево. Почему? Вопрос не исследован.

Досье
Николай Степанов родился в 1966 году в пос. Танзыбей Ермаковского р-на Красноярского края. Закончил КГУ. Доктор биологических наук, доцент, профессор кафедры водных и наземных экосистем СФУ. Сфера научных интересов - история флоры Сибири, систематика и экология растений, проблемы охраны растительного мира. Автор ряда научно-популярных книг и учебников. Опубликовал более 150 научных работ. Описал более 50 новых для науки видов и подвидов растений. Хобби - фотография, рисование, выращивание растений.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Актуальные вопросы

  1. Чем запомнился Алексей Клешко?
  2. Куда поставить ледяную фигуру?
  3. Во сколько лет пойдут на пенсию мужчины и женщины с 2019 года?
Самое интересное в регионах

Готовы ли вы стать волонтёром?