Светлана Хустик 0 833

Муж цензора из НКВД. Черкасов прошел 30 тюрем, прежде чем написать «Хмель»

В этом году 2 июня исполняется 100 лет со дня рождения сибирского писателя

Из личного архива

Жизнь и творчество Алексея Черкасова, автора знаменитого «Хмеля»были неразрывно связаны с Красноярским краем, а прототипы многих героев жили в Каратузском, Курагинском районах, в Минусинске и Красноярске.

«Москва. Горькому»

Сам Алексей Тимофеевич родился в деревне Потаповой Даурской волости (сейчас она на дне Красноярского моря. - Прим. ред.) Енисейской губернии. После того как отец бросил семью, мать увезла Алексея с сестрой и братом в поселок Курагино в партизанскую коммуну «Соха и молот». Документов на детей не оставила.

Перед поездкой в Москву. Фото из архива семьи Черкасовых.

По умственному развитию и росту Алёше установили год рождения - 1912-й и дату - 15 мая. Только в 1949 году, сделав запрос о своём свидетельстве о рождении, Черкасов «помолодел»: выяснилось, что родился он 2 июня 1915 года. В коммуне же он начал писать свой первый роман, поступил в агропедагогический институт.

Затем в жизни Алексея Черкасова произошёл случай, который до недавнего времени вызывал массу споров. Точку в них поставила его дочь Наталья Черкасова. Речь идёт о встрече начинающего писателя с Горьким.

- Как известно, речь Горького на I съезде советских писателей в 1934 году стала событием для многих и обещанием всевозможной поддержки молодых и начинающих, - рассказывает Наталья Черкасова. - На Горького обрушилась лавина рукописей. Не стал исключением и Черкасов. Он отправляет первый том своего романа «Ледяной покров», незамысловато написав адрес: «Москва. Горькому». И роман доходит! Из редакции горьковского журнала «Наши достижения» Черкасов получает сообщение о том, что роман заинтересовал издательство, но нуждается в доработке. К этому времени уже был готов новый вариант - писал отец всегда со скоростью невероятной.

Недолго думая, он кладёт в сумку второй вариант «Ледяного покрова», садится на коня и выезжает из Курагина, где работал в то время агрономом, в Абакан. Коня оставляет привязанным на абаканской железнодорожной станции с запиской: «Вернуть по указанному адресу», а сам на поезде едет в Москву… В столице спит он, как бродяга, в Бауманском саду на деревянной скамейке. Однажды, проходя мимо особняка Рябушинского, в котором жил Горький, он останавливается у чёрного входа. Кухарка, выглянувшая на крыльцо, приняла его за очередного просителя, и, возможно, измученный вид его вызвал у неё сочувствие. Она позволила ему войти. Его накормили и разрешили ночевать в полуподвальной каморке.

Горький появился в Москве в последних числах 1934 года. Спустя какое-то время Черкасову наконец-то удалось пообщаться с ним. Тот, хоть мельком, но всё же ознакомился с рукописью «Ледяного покрова». Сказал несколько слов одобрения. Через некоторое время, обнадёженный похвалами, Черкасов возьми, да и скажи: «А почему вы, Алексей Максимович, так добры к разным бездарным, наглым и каким-то подозрительным? Они ж покоя не дают, всё время возле вас увиваются…» В ответ - ни слова. В тот же день прислуга попросила его освободить комнату. Так и не попрощавшись с Горьким (сказали, что его нет дома), он укатил из Москвы в Казахстан.

Ангел-хранитель

Острый язык впоследствии сыграл злую шутку. Первый арест - за то, что огрызнулся. Его попросили указать происхождение в анкете, а он ответил: «Какое это имеет значение, может быть, я генеральский сын»? Черкасова тут же выслали из Москвы. Второй раз арестовали уже в Сибири и надолго. Как говорил он сам, за стихи и за фразу: «Какой же чёрт угораздил меня родиться в этом проклятом сталинском режиме?». Была камера, допросы. Потом три года изнурительных работ на строительстве канала Москва - Волга. Лагеря так подкосили Черкасова, что он стал похож на тень.

С женой Полиной и сыном Алексеем. Фото из архива семьи Черкасовых.

После освобождения писатель вновь попадает в Москву. На этот раз его поддержали Фадеев и Симонов. Фадеев выдал ему писательское удостоверение и наказал поехать в Красноярск, помочь в создании писательской организации. В Красноярске начались доносы, придирки, что никакой он не писатель, а проходимец. Новый арест. Его признали невменяемым и отправили на принудительное лечение в Красноярскую психбольницу. Именно там он и познакомился с будущей женой Полиной Москвитиной, своим ангелом-хранителем, а впоследствии и соавтором. Она работала цензором на красноярском главпочтамте. Молоденькой девушке нужно было читать переписку Черкасова. Его письма к матери показались ей пронзительно трогательными. Она была уверена: Черкасов - несчастный старик! Но оказалось, что это вполне здоровый, красивый молодой человек. Роман развивался бурно. Они поженились, родились дети: Наталья и Алексей.

Полина Черкасова. Фото: АиФ, Светлана Хустик.

«Бывает ли любовь с первого взгляда? - напишет впоследствии Полина Дмитриевна в автобиографическом романе-хронике «Лиловый сад». - Она бывает даже до первого взгляда… Его лицо… Оно сразу же показалось мне знакомым, тем лицом, которое повсюду искала… такое детское, незащищённое, с горькой складкой у чувственных губ. Руки… прикосновение к ним было подобно удару тока…»

За свою любовь она поплатилась увольнением из органов НКВД и всю жизнь не имела права заниматься никаким трудом выше уборщицы.

В кругу семьи Черкасов был человеком мягким, щедрым на внимание и ласку. «Милые мои детки, Наточка и Алёша! – Пишет он детям. - Хоть вы и не успели соскучиться, а я уже скучаю. Голова моя здесь, а душа осталась в груди вашей мамы. Наверное, когда на вокзале мы ждали поезда и дул сердитый ветер, в этот момент наша мама потихоньку вытащила мою душу и положила себе за пазуху отогреть. Вот так скверно бывает с человеком, когда он второпях оставляет дома самое главное - душу».

Дом, где жил Черкасов в селе Каратузское. Фото: АиФ, Светлана Хустик.

Синь-тайга

Фактически то, что Черкасов состоялся как писатель, иначе как чудом не назовёшь. Три ареста, тридцать тюрем по этапу, психбольница, постоянные гонения и унижения не сломили человека. Везде где только можно было он продолжал писать. В 1963 году вышла первая книга трилогии «Сказания о людях тайги» - «Хмель». Затем «Конь рыжий» и «Чёрный тополь».

Людмила Аловердян. Фото: АиФ, Светлана Хустик.

- Многие прототипы трилогии являются жителями Каратузского района, уверенна исследователь творчества Черкасова, директор Каратузской детской библиотеки Людмила Аловердян. - Он жил в селе Каратузском два года, его дом сих пор стоит на том же месте. В книгах Черкасова ярко и образно представлены живописные каратузские места. Именно здесь писатель встречался со староверами и бывал в подтаёжных местах Нижних и Верхних Курят и Таят. Невероятно точно даны писателем описания въезда в эти деревни.

Весной 1969 года из-за здоровья писатель вместе с семьей уехали в Симферополь, где в 1973 году Черкасов умер после второго инсульта. Ему было всего 57 лет. При жизни автора трилогия выходила пятью изданиями общим тиражом более трёх миллионов экземпляров, издавалась за рубежом. Его произведения продолжают переиздаваться и сейчас, по ним ставят спектакли, снимают фильмы. А к столетию писателя в Минусинском драмтеатре состоится премьера спектакля «Ласточка» по автобиографической повести Черкасова.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Актуальные вопросы

  1. Как правильно ходить в гололёд?
  2. Зимой воздух чище?
  3. Почему врач назначает дорогое лекарство?
Самое интересное в регионах

Как бы вы назвали ледовую арену на ул. Партизана Железняка в Красноярске?