aif.ru counter
Татьяна Фирсова 1 1107

«Жил на дереве три дня». Как фотограф «охотится» на птиц и животных

Чтобы снять уникальные кадры диких животных и птиц, мастер по 16-18 часов сидит «в засаде».

Сердце фотографа навсегда отдано Сибири.
Сердце фотографа навсегда отдано Сибири. © / Михаил Вершинин / Из личного архива

Красноярский фотограф Михаил Вершинин объездил разные уголки России и многие страны мира ради того, чтобы запечатлеть на фотокамеру первозданную природу и её обитателей. Но его истинная любовь - Сибирь. Как фотографу удается сделать уникальные кадры, узнал корреспондент «АиФ-Красноярск». 

Не от мира сего

Сердце фотографа навсегда отдано природному парку «Ергаки», красноярским Столбам, Арктике, Таймыру, плато Путорана, Хакасии, Туве, Горному Алтаю, Байкалу, Шерегешу. Чтобы снять уникальные кадры диких животных и птиц, Михаил на несколько недель уезжает в экспедицию и по 16-18 часов в день проводит в «засидке» - специальной замаскированной под ландшафт палатке.

Недавно он вернулся из Арктики, побывав на Анабарском плато, которое занимает юго-восток Таймыра и северо-восток Эвенкийского района. Плато называют музеем геологии земли. Здесь выходят на поверхность одни из самых древних пород, которые насчитывают от 1,6-2 млрд и от 3-3,5 млрд лет.  

Досье
Михаил Вершинин. Родился в 1958 году в селе Акатьево на Алтае. Окончил Алтайский сельскохозяйственный институт. Победитель многочисленных российских и международных конкурсов. Работал тренером по санному спорту, инструктором по спортсооружениям на радиозаводе. Награждён почётной грамотой Заксобрания за освещение восхождения красноярских альпинистов на вершину хребта Кодар, посвящённого 70-летию Красноярского края. Женат, имеет сына.

Удивительная по красоте природа, заповедные места, где крайне редко ступает нога человека, давно манила красноярского фотографа.

В этом году Вершинин с тремя своими друзьями в конце августе отправился в экспедицию. От Красноярска до Хатанги на самолёте, от Хатанги до места сплава на вертолёте, дальше на тримаранах по реке Котуйкан 500 км. Ближайший населённый пункт на расстоянии 350 км, вокруг ни души. За 20 дней экспедиции лишь раз встретили двоих туристов: из Германии и Тынды. Любители экстремального отдыха рассказали, что за 43 дня сплава впервые встретили людей. За время путешествия Михаил поснимал красивейшие пейзажи и северного оленя. Но он с горечью говорит об исчезновении популяции этого ценнейшего животного.

Олени - исчезающий вид. Фото: Из личного архива/ Михаил Вершинин

«Неслучайно наша экспедиция стартовала в конце августа. Именно в это время начинается миграция северного оленя. Но сейчас уже нет массового хода, в основном идёт поодиночке или по две-три особи, иногда пять. Популяция северного оленя катастрофически снижается, - сетует Михаил. - Если в 2000 году насчитывалось 2 млн поголовья, десять лет назад - миллион, сейчас осталось 450 тыс. особей. Раньше отстрел контролировался согласно лицензии, сейчас всё пущено на самотёк. Бьют северного оленя, чтобы взять камус - это часть шкуры с ноги животного, её используют для пошива унтов. Камус стоит столько же, сколько и мясо». Да при такой скорости исчезновения северного оленя снимки фотографа лет через 40 могут стать единственным свидетельством пребывания этого красивейшего животного на земле.  

Вернулся к мечте

Вот уже 15 лет Михаил не выпускает из рук фотокамеру. А предыдущие полтора десятилетия были отданы профессиональному спорту. Вершинин - семикратный чемпион СССР, многократный чемпион России по спортивному скалолазанию, имеет звание мастера спорта. В составе сборной страны успешно выступал на международных соревнованиях.

В 45 лет резко изменил жизнь и занялся фотографией. Сначала окончил фотошколу, брал уроки у таких известных красноярских мастеров, как Сковородников, Мищенко, Снетков, Иванов, Бодряшкин, принимал участие в конкурсах, в том числе и международных. Первое признание пришло в 2004 году после публикации фото животных из парка флоры и фауны «Роев ручей» в журнале National Geographic Россия.

Удивительная по красоте природа. Фото: Из личного архива/ Михаил Вершинин

Фотография - это мироощущение мастера. К творчеству его тянуло с детства. Родился Михаил в небольшом алтайском селе Акатьево, с шести лет мальчик хотел рисовать. Просил маму, чтобы научила. Но она отказывалась, потому что не умела, и обещала, что это сделает её брат Ганя: дядя маленького Миши великолепно рисовал лошадей. Художественные способности у него открылись в результате тяжёлого ранения на фронте, после того как он двое суток пролежал на поле боя без сознания. А придя в себя, увидел жеребёнка, которому оторвало ноги. Потом в госпитале углём на стенах руки сами стали рисовать лошадей. Раненые приходили смотреть на них, уж слишком они были похожи на настоящих. 

Рисовать дядька племянника так и не научил, но в 4-м классе у мальчика появился фотоаппарат «Смена 6» - отец купил, видя тягу сына к творчеству. И всё же фотография всегда уходила на второй план. Поступив в институт, Михаил записался в секцию скалолазания и фотокружок, пытался совмещать два увлечения, но тренер сказал: выбирай. Выбрал спорт. А спустя несколько десятков лет вернулся к своей детской мечте.

Стать невидимкой

Любимый жанр Михаила Вершинина - пейзаж, съёмка экстремальных видов спорта, диких животных и птиц. Обитателей дикой природы фотографировать непросто. Вершинин умеет запечатлеть повадки, поймать в кадр даже чувства своих «героев». В его работах не просто птица, белый медведь или волк. Фотограф выстраивает сюжетную линию, ловит светотень, выхватывает взаимоотношения обитателей дикой природы. По словам Михаила Павловича, чтобы это получилось, нужно иметь не только физическую подготовку, но и колоссальное терпение и выдержку. А ещё надо знать законы природы, стать её частью, невидимкой. Для этого иногда нужно превратиться в стог сена, к примеру, как это было во время съёмок гуся-гуменника в заказнике на озере Салбат в Ужурском районе. В этих местах собирается от 10 до 15 тыс. особей.  

Подловить птицу стоить большого труда. Фото: Из личного архива/ Михаил Вершинин

Шесть дней в прямом смысле гонялся за птицами, переходя с поля на поле, где кормились гуси. Пока один местный житель не подсказал, что «засидку» нужно поставить ночью, пока не прилетела стая.

Оказывается, гусь-гуменник по интеллекту стоит на втором месте после вороны. Подойти к нему даже на километр невозможно, потому что в центр и по краям стаи птицы выставляют дозорных, они зорко следят за порядком и безопасностью. В случае приближения опасности часовые издают предупреждающий сигнал, стая улетает и уже не возвращается на прежнее место. 

Три недели Вершинин «охотился» на гуся-гуменника из замаскированной под копну сена палатки с небольшим окошком для объектива камеры. Часами сидел внутри практически без движения на небольшом кресле. Покидал «засидку» поздно ночью на затёкших негнущихся ногах, размять которые за время охоты не представляется возможным. Михаил говорит, что после каждой экспедиции он теряет в весе до пяти килограммов.

Брачный танец дрофы

В коллекции фотографа редкие и даже краснокнижные птицы.

Одна из них - дрофа. Снял он её случайно в той же «Убсунурской котловине». Целью зимней экспедиции был снежный барс. Две недели Вершинин шёл по его следам, сидел в «засидке» в 30-градусный мороз, но так и не встретил. Фортуна решила не покидать упрямого фотографа и взамен предоставила шанс снять птицу, занесённую в Красную книгу. Директор заповедника Владислав Канзай показал фото обитающей в заказнике дрофы. В конце апреля этого года Вершинин на три недели отправился за ней на фотоохоту.

Серые цапли исполняют брачный танец. Фото: Из личного архива/ Михаил Вершинин

«Птица крайне осторожна, близко не подпускает, маскируется под степной кустарник, при малейшей опасности прячется, а потом улетает. Палатку обшил мешковиной, сел в «засидку». Сначала не мог разглядеть птиц, оперение дрофы сливается с ландшафтом, и она становится практически незаметной. Потом привык. Это выжидание физически было самым тяжёлым из всех, - рассказывает Михаил Павлович. - Чтобы не обнаружить себя, приходилось вставать в 2-3 утра и возвращаться в десять вечера. Была ещё одна сложность при съёмке: токование не привязано к одному месту, оно может происходить в 500-800 м от тебя, но я надеялся, что птицы подойдут ближе и повезёт со светом. Повезло. Особенно красив самец в брачном танце. Он втягивает голову, надувает на шее большой горловой мешок, превращаясь в шар из перьев».

Токующие глухари, тетерева, краснозобая казарка, белоклювая гагара, чомга, серые цапли, чёрный аист, который гнездится на высоте 10 метров, - это лишь небольшой перечень пернатых, попавших в объектив фотокамеры Вершинина.

Съёмки черного аиста - отдельная история. Чтобы сфотографировать птенцов и всё, что происходит в гнезде, нужно было подняться на ту же высоту. Забраться на дерево мастеру спорта по скалолазанию не составило труда, но ведь нужно было ещё и снимать. Михаил воспользовался опытом альпинистов, которые при подъёме на вершину берут специальную платформу для ночлега. Заказал такую же. Приехав на место, поднял её на рядом стоящее дерево параллельно гнезду чёрного аиста, установил на платформе палатку и жил в ней, не спускаясь три дня.

Фото должно вызывать эмоции

Остров Шпицберген, Арктика, Северный Ледовитый океан, море Лаптевых, полуостров Таймыр, плато Путорана, Хатанга - география поездок Вершинина впечатляет. Его новый проект «От Монголии до Северной земли» родился не случайно. Первая попытка пройти вдоль Таймыра в 2015 году не удалась: 51 день на тримаране экспедиция не могла пробиться из-за ледяных торосов на о. Бегичева. В 2016-м за 45 дней удалось пройти от Хатанги через мыс Челюскин до Диксона. Вершинин снял пейзаж, белых медведей и моржей, множество птиц. А вот оленей тогда раскрыть не получилось. Удалось только в этом году.

На вопрос, зачем такие сложности, можно найти и что-нибудь попроще, Михаил отвечает: «Хочу раскрыть красоту дикого мира Сибири. Мне важно, чтобы у человека при взгляде на фото появлялись чувства и эмоции. Ведь мало кто видел, как серая цапля, живущая в биосферном заповеднике Тувы «Убсунурская котловина», строит гнездо, а перед сильным ветром начинает его укреплять принесённой веткой, заталкивая поглубже в кочку. Или как самка и самец защищают гнездо от нападающих чаек. У меня серия фотографий каменного островка с двумя причудливыми кедрушками в Ергаках. Снимал его на протяжении восьми лет, и каждый раз он смотрится иначе, чем я видел его раньше. Если сложить, то получится, что в природном парке я провел 1,5 года съёмочных дней. Для меня природа - естественная среда обитания, я люблю её и понимаю. Могу взять рюкзак и палатку, уехать куда-нибудь на две недели, снимать с одного места и привезти потрясающие кадры. Считайте, что я волей-неволей оказался патриотом Красноярского края».

Между тем уникальные фотографии Михаила Вершинина не собраны в единый альбом. А ведь издание с фотографиями красивейших мест Красноярского края, его флоры и фауны могло стать отличным сувениром для гостей и участников Универсиады-2019. Сейчас Михаил Павлович готовит своего рода отчёт по итогам двухлетней работы для своих поклонников. Он расскажет об условиях и особенностях съемки пейзажей, зверей и птиц за последние два года. Представит фильмы о фотопутешествиях, и об одном из самых труднодоступных мест на земле -Анабарское плато.   Творческие встречи состоятся: 17 ноября с 14-17 час., 8 декабря с 11-14 час. в Музейном центре (КИЦ) на площади Мира 1, в конференц-зале. Вход свободный.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (1)
  1. Ирина Ковалева[facebook]
    |
    15:57
    14.11.2018
    0
    +
    -
    Насколько я знаю, еще в Азербайджане много птиц за которыми в России ведут фотоохоту, мог бы туда слетать
Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Актуальные вопросы

  1. Чем запомнился Алексей Клешко?
  2. Куда поставить ледяную фигуру?
  3. Во сколько лет пойдут на пенсию мужчины и женщины с 2019 года?
Самое интересное в регионах

Готовы ли вы стать волонтёром?