Светлана Хустик 0 976

Валерий Гладчук: садоводство в Красноярском крае на грани уничтожения

В тяжёлые 90-е в нашей стране рушилось всё, в том числе и коллективное садоводство. Систему сломали, но взамен ничего не предложили, считает Валерий ГЛАДЧУК, председатель Красноярского союза садоводов.

В тяжёлые 90-е в нашей стране рушилось всё, в том числе и коллективное садоводство. Систему сломали, но взамен ничего не предложили, считает Валерий ГЛАДЧУК, председатель Красноярского союза садоводов.

Родина «семиренки»

Светлана Хустик, «АиФ на Енисее»: - Валерий Яковлевич, первые садоводства России появились именно в Красноярском крае. Но ведь в Сибири тяжёлые условия для земледелья?

Валерий Гладчук: - Именно поэтому. На Кубани не нужно особо мудрствовать, чтобы вырастить вишню со сливой. Там всё прекрасно растёт. Нам же и сорта нужны районированные (приспособленные для наших условий), и способы выращивания особые. Сибиряки начали заниматься этим, чтобы выжить. И все самые важные открытия в семеноводстве также делались на сибирской почве.

Например, известный селекцио­нер Лев Симиренко работал над известным сортом яблок под Ачинском. Он жил на Украине, но был арестован из-за участия в движении «народовольцев» и сослан в Сибирь. Сегодня название его сорта яблок просто немного изменено на «семиренка». Вообще все яблоки мира растут на корнях сибирской дички. В 1980-х годах в Хакасии был специальный семеноводческий совхоз. Там производилось 13 тонн семян в год, их продавали во все страны мира за доллары.

ДОСЬЕ
Валерий ГЛАДЧУК родился в 1941 году в деревне Малая Ивановка Ачинского района. Юннат с 1952 года. В 1955 г. получил первую золотую медаль ВСХВ (Всероссийская сельскохозяйственная выставка) из рук Хрущёва. Окончил Красноярский сельхозинститут. Работал главным агрономом совхоза «Солонцы», директором тепличного комбината, директором треста «Овощепром», начальником плодовощхоза края, директором совхоза «Солонцы». С 2002 г. председатель Красноярского союза садоводов.

- Но ведь садоводство по сути - добровольное движение, как же удалось привлечь к нему народ?

- Садоводы - особое сословие. В нём нет понятия партийности, конфессии, возраста, профессии. В крае были организованы первые садоводства в России. В 1937 году в клубе Карла Липнеха появился кружок мичуринцев. А в 1938 году в Красноярске был заложен первый коллективный сад. Он существует до сих пор на левом берегу Серебряного ручья в районе Николаевской сопки за БСМП.

- Получается, первыми садоводами были железнодорожники?

- Да, после создания в Красноярске первого сада нарком путей сообщения Лазарь Каганович издал приказ - заняться коллективным садоводством на всей железной дороге. Даже специальный состав выделили, в котором были вагон с семенами и вагон для лекций. Он курсировал по железной дороге, останавливался на полустанках, и людям бесплатно раздавали посадочный материал и обучали садоводческой науке. Поэтому у нас все садовые участки расположены вдоль железнодорожной линии. И первые электрички созданы для садоводов.

После 1941 года к садоводству подключились и другие предприятия и заводы. Во время войны, конечно, было не до садов. После движение начало развиваться с новой силой. По всей стране было принято решение безвозмездно и в бессрочное пользование выделять земли. Всю инфраструктуру: воду, электричество, дороги взяли на себя предприятия, где работали садоводы. И не дай бог, где-то не почистят дорогу или вовремя не отремонтируют водонасос - за это серьёзно наказывали.

«Дачная удавка»

- Когда система начала давать сбои?

- Когда страна вошла в рынок и было принято решение землю продавать. После земельной реформы 1992 года земля стала принадлежать не государству, а якобы предприятиям, в чьём ведомстве были садоводства. Но это настолько запутанная система, что до сих пор в ней сложно разобраться. Первичных документов на землю не найти, денег у предприятий, чтобы поддерживать инфраструктуру, нет, государственного контроля - тем более. Пошли судебные разбирательства.

В 2006 году вышел закон о так называемой «дачной амнистии», который предполагает упрощённый порядок бесплатной приватизации земельных участков. Но я бы его назвал законом о «дачной удавке». Чтобы приватизировать свои 6 соток, нужен хоть какой-то документ, а их, как правило, не найти. Когда люди поняли, что землю можно продавать, начали брать по нескольку участков и продавать кому попало. Так посреди садоводств, как грибы, стали расти трёхэтажные коттеджи и высоченные заборы. Но это ещё полбеды. Так как инфраструктурой никто не занимается, многие садоводы побросали свои наделы. Там растёт осот и давит огороды соседей, сухостой с лёгкостью загорается и приводит к пожарам. Появились такие понятия, как ворчермет и ворцветмет - тащить стали всё, что плохо лежит - вплоть до кухонной утвари.

Садоводство погрязло в омуте дикого рынка. Это стало одной из причин его гибели. С 1991 года из 26 136 участков в городской черте на сегодняшний день 636 брошено. В крае эта цифра ещё ужаснее - из 346 216 участков бесхозными стоят 79 160. И что с ними делать, никто не решает. В результате бюджеты муниципалитетов недополучают колоссальные суммы земельного налога - 112 млн руб. ежегодно. Какие вам ещё нужны инвестиции, гос­пода? Наведите порядок в садоводствах - и будут деньги. Ещё одна проблема: люди поняли, что если не приватизировать участок, то и земельный налог платить не придётся. Так, 137 000 садовых участков сегодня не приватизировано. А это тоже потерянный доход в виде налогов.

овощи Фото: www.globallookpress.com

Ухачи на сибирской земле

- Развал садоводства ставит под угрозу продовольственную безопасность. Окрестности Красноярска и так наводнены китайскими производителями, а рынки - овощами, опасными для здоровья. Нужно ли бороться с китайцами, если нет ничего взамен?

- Признаюсь, первых китайцев на поля края привез я. В 1989 году меня как директора совхоза «Солонцы» направили в Китай для обмена опытом и изучения технологии их работы. Хотя в Абалаковском совхозе китайская бригада из 40 человек занималась овощеводством ещё с 1966 года.Мы её называли бригадой Ухачей - по фамилии бригадира. Они производили 3 500 тонн овощей в год и снабжали ими весь север. Отправляли даже в Лапинанду - через всю Россию, за Салехард. И китайцы работали на совесть. На поле с 6 утра и до 10 вечера, отдых только в обед. В еде и быте неприхотливы.

Мы тогда много полезного переняли у них в плане технологии выращивания овощей. У нас даже один курьёзный случай произошёл. Корреспондент газеты приехала в совхоз писать материал и увидела, что китайские рабочие спят на мешках с семенами огурцов. Расписала: антисанитария, ужасные условия и т. д. Меня вызвали в крайком партии, приказали разобраться. Суть в том, что китайцы таким образом прогревают семена огурцов, чтобы у них было больше женской завязи, а соответственно, и меньше пустоцвета. И таких хитростей у них было много.

- Почему же сегодня все так боятся китайских овощей?

- Беда в том, что, когда ликвидировали колхозы и совхозы, народ погнался за прибылью, контроль был утерян, и за работой китайцев в том числе. Они это быстро поняли. Вам нужен большой урожай и красивые плоды как можно быстрее? Пожалуйста! И стали заниматься генной инженерией. Допустим, нужно получить красивый, крупный помидор, и очень рано. Один из способов - кастрировать цветочную кисть. Можно технически - оборвать нерасцветшие цветки, но это только для помидоров. Второй проще и подходит для всех культур - обработать специальным ядовитым раствором. Плод будет крупным, красивым, но без семян, то есть потомства не даст. В Китае, кстати, такую продукцию запрещено продавать мужчинам до 33 лет.

Проверить, что это за яд, в России практически невозможно, так как он не химического, а растительного происхождения. Ещё одна беда - азотные удобрения. После перенасыщения на земле 20 лет ничего расти не будет.

Налог овощами

- Из года в год государство твердит, что поворачивается лицом к сельхозпроизводителю, но рынок наводнён импортным мясом, картошкой, фруктами. В чём главная беда нашего крестьянина и что делать?

- Вернуть то, что было утрачено в 1953 году после смерти Сталина - натуральный налог с сельхозпроизводителя, а не денежный. Получается абсурд: я должен продать свою продукцию, отдать государству деньги, оно - дать их больнице, полиции, армии, чтобы те купили продукцию у меня же! Мы погрязли в денежных отношениях. Система натурального налога была в России с царского времени! К ней нужно немедленно переходить, иначе сельское хозяйство с колен не поднять. Ведь самое страшное - не атомное оружие, а голод.

- Уже не первый раз слышу здравые рассуждения о том, что за слепым истреблением пережитков сталинизма мы потеряли много хорошего. И от этого у нас много проблем…

- Не берусь оценивать роль Сталина, с этим человеком у меня связана личная драма. Моя мама в военные годы была заведующей отделом обеспечения и распорядилась выдать семь карточек семье, где два человека умерли, но люди об этом заявили. Это вскрылось, маму осудили на десять лет. С шести месяцев меня воспитывала бабушка. И вот я, мальчишкой, в декабре 1949 года написал письмо генералиссимусу, рассказал о своей тяжёлой судьбе и попросил освободить маму. Через некоторое время из Москвы пришёл ответ: «Уважаемый Валера, ваша просьба будет рассмотрена». А буквально через некоторое время мама вернулась домой.

Но пересмат­ривать историю действительно полезно, ведь она движется по спирали, и мы обязательно вернёмся к тому, что было раньше. Главное, сделать это вовремя.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Актуальные вопросы

  1. Что носить осенью?
  2. Зачем красноярцам сенсорный парк?
  3. Как празднуют день осеннего равноденствия?
Самое интересное в регионах

Знаете ли вы, чем занимается Общественная палата Красноярска?